Форум » » Ai no Kusabi: "Домино, зеркало, негатив." (продолжение 18) » Ответить

Ai no Kusabi: "Домино, зеркало, негатив." (продолжение 18)

Ariel: Название произведения: "Домино, зеркало, негатив" Автор: Ariel Бета: Elven Princess (в данный момент переложено начало и продолжения 1-4, но Elven Princess отредактировала фик полностью. Я буду перекладывать главы и выкладывать новые параллельно, процесс перекладывания занимает очень много времени). Рейтинг: NC-17 Пейринг: Катце/Рауль, Ясон/Рики, другие герои Жанр: романс (жестокий романс) Размер: макси Предупреждение: BDSM, OOC. Фик написан не на основе аниме, а на основе романа, по которому, в свою очередь, создавалось аниме. Содержание: Катце не может смириться с тем, что произошло. Odero si potero; si non, invitus amabo – Буду ненавидеть, если смогу; а не смогу – буду любить против воли (лат.) Начало http://esergy.borda.ru/?1-20-1240-00001273-000-0-0-1213796901 (бечено) Продолжение -1 http://esergy.borda.ru/?1-20-1240-00001267-000-0-0-1214070929 (бечено) Продолжение-2 http://esergy.borda.ru/?1-20-1280-00001299-000-0-0-1214753607 (бечено) Продолжение- 3 http://esergy.borda.ru/?1-20-1280-00001283-000-0-0-1215463171 (бечено) Продолжение -4 http://esergy.borda.ru/?1-20-1280-00001307-000-0-0-1216762834 (бечено) Продолжение -5: http://esergy.borda.ru/?1-20-1320-00001342-000-0-0-1217338449 Продолжение-6: http://esergy.borda.ru/?1-20-1320-00001334-000-0-0-1217703875 Продолжение -7: http://esergy.borda.ru/?1-20-1320-00001324-000-0-0-1218137363 Продолжение-8: http://esergy.borda.ru/?1-20-1320-00001351-000-0-0-1218627465 Продолжение-9: http://esergy.borda.ru/?1-20-1360-00001383-000-0-0-1219007141 Продолжение-10: http://esergy.borda.ru/?1-20-1440-00001459-000-0-0-1222963243 Продолжение 11: http://esergy.borda.ru/?1-20-0-00001493-000-0-0-1223728599 Продолжение- 12: http://esergy.borda.ru/?1-20-0-00001490-000-0-0-1224167312 Продолжение 13: http://esergy.borda.ru/?1-20-0-00001484-000-0-0-1224780133 Продолжение 14: http://esergy.borda.ru/?1-20-0-00001476-000-0-0-1226165416 Продолжение 15: http://esergy.borda.ru/?1-0-0-00003644-000-0-0-1227807258 Продолжение 16: http://esergy.borda.ru/?1-0-0-00003666-000-0-0-1230406613 Продолжение 17: http://esergy.borda.ru/?1-0-0-00003688-000-135-0-1235861381 Все ссылки рабочие, по мере перемещения тем в архив будут заменяться.

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 All

Ariel: - Если хочешь, я увезу тебя на свою планету, - слова вырвались быстрее, чем Бьерн успел об этом подумать. Мысль о том, что можно улететь на Сеньин вместе с любимым Блонди, никогда раньше не приходила в голову лорда Гахана. – Там он тебя не достанет, никогда, - опьяневший от алкоголя и любви мужчина искренне верил в то, что говорил. - Я не могу… - господин Ам покачал головой, - «Я не беглец». – У меня дочь… Я Первый Консул Амои… - Аврора маленькая, - Бьер убрал с лица Рауля золотистый локон, заправив его за ухо Блонди, провел подушечкой большого пальца вдоль скулы любовника, прикоснувшись к его губам, надавливая на нижнюю губу, заставляя приоткрыть рот. – Она его быстро забудет, - выдохнул сеньянин в рот Рауля, целуя его. Смесь запахов коньяка, кофе и марихуаны, адская смесь. Хотелось прижать к себе любовника и никогда не отпускать. «Мой» - делиться Раулем в Катце не было никаких сил. Мысль о том, что кто-то может целовать его ненаглядного Блонди так, как он сейчас, казалась Бьерну невыносимой. – А Амои можешь на господина Мегель оставить. – Пьяный бред уже казался не таким уж и бредом. Увезти на Сеньин, поселить во дворце, жить в праздности и богатстве. Балы, развлечения и рядом он, любимый Рауль. - Погоди, - упоминание о заместителе заставило Первого Консула Амои отстраниться от любовника. «А что про него знаю?» - собрав остатки здравомыслия, господин Ам взглянул на Бьерна, несколько раз взмахнув ресницами. Со стороны взгляд Блонди мог показаться растерянным, на самом деле он был оценивающим. «Улететь на Сеньин? Зачем? Что ему нужно от меня на самом деле? Я или мои научные разработки?» - жизнь с Катце сделала Рауля подозрительным, да и раньше руководитель Гардиан доверчивостью не отличался. Опять же вспомнилась недавняя история, произошедшая с Адамом Мегелем. Тот уже распланировал свою свадьбу с Паулем Кочо, даже инкубатор зарезервировать хотел для их будущих совместных детей. Но коварный урановый король помахал несчастному Адаму ручкой, вскоре после чего нанюхался кокаина в обществе своего нового бой-френда, (которого так потом и не нашли, поскольку человек, за которого новый избранник миллиардера себя выдавал, на самом деле все время находился в госпитале с пневмонией) и выпал из окна собственного пенхауса. Вследствие проведенного Раулем расследования выяснилось, что этот самый Пауль Кочо, благодаря своей связи с Адамом, закупал оборудование на Амои и поставлял его на планету Паук повстанцам. Используя, при этом, как посредника некоего господина «Рыжего». Кем был этот господин «Рыжий», Первый Консул Амои не сомневался ни минуты. Конечно же, Катце. Решил наказать вышедшего из-под его контроля Ясона Минка, а когда не получилось, убрал ненужного свидетеля. А доверчивый, влюбленный Адам оказался обманутым, брошенным и использованным. Господин Ам не хотел бы оказаться на его месте. И, поэтому, никаких полетов на Сеньин. Катце хоть не самое лучшее разумное существо во Вселенной, но ни разу его, Рауля, не предавал. А Бьерн – темная лошадка, как говорят Федералы. «Зато, если ставить на темную лошадку, можно очень много выиграть» - так бы ответил Ясон Минк. Стоило рискнуть и строить отношения с господином послом дальше. - На Сеньин, это слишком далеко, Бьерн, - Блонди улыбнулся любовнику. – А поближе есть какой-нибудь еще один веселый ночной клуб? – загул продолжался. Разве не за этим прилетели они на Бизон? Не за тем, чтобы развлекаться?

Жуйка: Неужели Рауль совсем не любит Катце? Он в таком свете размышляет о нем... Почему так мало?))

Ariel: Ekaty Потому что я думала, как правильно написать эту сцену. Рауль он же не кисейная барышня. Он прогматичен, немного зануден и жизнь его не щадила. Он боится поверить, боится обжечься.

atat: Ariel пишет: Он боится поверить, боится обжечься. Да уж, травма на всю жизнь, или до конца романа.

Ariel: Несколько часов спустя. - Бьерн, с меня ботинок свалился, - Рауль, стараясь сохранить равновесие, пытался выйти на пирс с пришвартованного возле него аэромобиля-амфибии. - Топи второй, - подобрав юбки длинного шелкового платья, молодой мужчина набросил веревку на кнехт, привязывая транспортное средство. - Бум, - абсолютно пьяный Блонди бросил второй ботинок в прозрачную бирюзовую воду, распугивая многочисленных разноцветных, спрятавшихся в камнях рыбок, глядя, как тот медленно тонет, приводняясь на дно рядом со своим собратом. – Счастливы вместе, - Рауль был пьян, укурен в хлам и нес всякую ерунду. Как они с Бьерном долетели до бунгало и два последних ночных клуба он не помнил. Утренний морской воздух бодрил, сознание прояснялось. - Иди сюда, сокровище, - обняв не твердо стоящего на ногах любовника за талию, чтобы тот не свалился вслед за своей обувью, лорд Гахан повел Блонди с пирса на берег. - Теперь носки мокрые, - Рауль, сойдя на землю, тут же зашел в полосу прибоя. Прохладная утренняя водичка освежала. - Их тоже снимай. Господин Ам последовал совету. Стянул ставший противным на ощупь предмет туалета и бросил перед собой. Наблюдая, как носки сначала плывут на поверхности воды, а потом медленно тонут. «Приятно» - растопырив пальцы ног, он пропустил сквозь них коралловый песок. Оглянулся. Голубоватые, практически белые волосы Бьерна были спутаны и распущены, подол мокрого платья волочился земле. - Мальвина… - Рауль вспомнил прозвище любовника. Захотелось его подразнить. - Я тебе сейчас покажу Мальвину, - сеньянин повелся на провокацию. - Его тоже Мальвиной зовут? - Блонди продолжал подначивать. Странное состояние, желание хулиганить. - Да, пожалуйста, смотри, - мужчина рванул платье у ворота. Шелк с треском поддался. – Как тебе? – Бьерн переступил через бывшую еще секунду назад красивым вечерним туалетом тряпку, оставшись лишь в туфлях и чулках. Его «Мальвина» с налитой красной, почти лиловой головкой, оплетенная вздувшимися венами, стояла в полной боевой готовности. - Красивый, - Рауль, глядя на любовника расфокусированным пьяным взглядом, облизал алые покусанные губы. - Но, по-моему, кривой, - ухмылка Блонди стала почти похабной. «Кривой?! Сучка» - в мозгу Бьерна словно что-то перемкнуло. Секунда и мужчина, сбросив туфли, настиг провокатора, швыряя в полосу прибоя, резко подхватывая под бедра, дергая на себя, срывая с любовника штаны и ставя раком. - Сучка Амойская, - Бьерн намотал золотые кудри Рауля себе на кулак, заставляя прогнуться в пояснице, оттягивая его голову назад. – Блядь белобрысая, - рычал он, наваливаясь на Блонди сверху, ладонью другой руки обхватывая его шею, давя на кадык так, словно хотел задушить. – Оближи, - ладонь сместилась на подбородок и челюсть Рауля, сжимая его щеки, так что губы раскрылись трубочкой и проникая пальцами в рот «жертвы насилия». – Оближи, буду тебя ебать с этим, - сам себе противореча, Бьерн отпустил волосы и шею Блонди, дав тому свободно вздохнуть. Впился пальцами в белоснежные ягодицы, подтягивая их еще выше и раздвигая шире, укусил одну упругую половинку так, что Рауль вскрикнул, и проник в розовое отверстие языком, вылизывая любовника изнутри. – Хочешь меня, блядь? – Бьерн оторвался от своего занятия, чтобы наградить Блонди смачным шлепком, от которого тот не удержал равновесие и упал грудью в воду, намочив ставшие тут же тяжелыми и более темными волосы. «Сучка Амойская… Блядь белобрысая…» - затаившийся среди камней Рики с открытым ртом и вставшим от увиденного колом членом, наблюдал за разворачивающимся перед ним действом. «Не хуя себе!» - первая мысль. «Везет же некоторым» - вторая. Генерал Дарк, лишенный подобного обращения уже который день подряд, жадно впитывал увиденное. Поэтому он не заметил приблизившегося к нему Ясона. - Что там? – по выражению лица Рики господин Минк понял, что происходит нечто экстраординарное. Тот лишь приложил палец к губам и сделал приглашающий жест рукой, указывая между камнями. – Смотри, - прошептал он.

Ariel: Ясон проснулся, протянул руку, чтобы обнять Рики, но та нащупала лишь пустоту. «Не спиться ему» - Блонди вспомнил, как накануне его любимый всю ночь проворочался в постели. Если честно, то господину Минку тоже не спалось. Рядом был Рики. Такой горячий, соблазнительный, такой желанный. Взять его, поставить на четвереньки, схватить за волосы, сгрести яйца в ладонь. Но нельзя. «Никаких серьезных физических нагрузок в ближайшие две недели» - вердикт врачей. Генерал Дарк должен был восстановиться после ранения. Поэтому Блонди был мил, деликатен и очень бережен. Он не мог причинить вред своему любимому. А тот бесился, фырчал и делал все, чтобы спровоцировать своего супруга на агрессию. Ему это почти удавалось, но в последний момент Ясон, словно наяву, видел, как гигантский бурый паук заносит лапу, чтобы убить его любимого. Белое лицо Рики в больнице. И все. Кураж исчезал. Он не мог причинить ему боль. Потому что врачи запретили. В том, что происходит между ним и Рики, Блонди давно разобрался. Он, Ясон, садист, Рики - мазохист, Ясон – Топ, Рики – боттом. Они оба хотели этого. Им обоим это нравилось. Они были половинками единого целого. Но после ранения генерала Дарка в Блонди что-то надломилось. Ясон боялся причинить боль. Боялся навредить. А внутреннее напряжение копилось у обоих. Им не хватало яркого страстного секса. На чей-то взгляд жестокого, но им был нужен именно такой. Все остальное казалось слишком пресным. «Пойду, найду его» - Ясон слез с кровати, натягивая на себя шорты. Без Рики становилось одиноко. Молодой человек обнаружился на дальнем конце пляжа, среди камней. И, судя по позе, явно за кем-то подглядывал. «Любопытство кошку сгубило» - Блонди вспомнил, при каких обстоятельствах он забрал шестнадцатилетнего, на тот момент, монгрела в Эос, подходя все ближе и глядя на обтянутую хлопчатобумажными штанами оттопыренную задницу Рики. «Такой милый» - хотелось оставить на ягодице любимого гордеца отпечаток своей ладони. Сдерживать себя с каждым днем было все сложнее и сложнее. Блонди понимал, что рано или поздно они сорвутся. «Лучше позже, а то точно придется доктора вызывать». - Что там? – подойдя к вечной жертве собственного любопытства совсем близко, Ясон обнаружил свое присутствие. - Тссс, - Рики прикоснулся пальцем к губам. К таким пухлым, алым губам. Блонди представил их обхватывающими основание своего члена, в то время, как головка проскальзывает в горло любовника, а яйца касаются его подбородка. «Отыметь бы его в рот так, чтобы слезы брызнули из глаз…» «Я должен успокоиться. Он ранен, он еще до конца не выздоровел, ему нельзя» - Ясон присел на камень возле Рики, пытаясь взять себя в руки. - Смотри, - прошептал молодой человек, указывая на что-то. И Блонди, наклонившись, стараясь не шуметь, заглянул в просвет между валунами.

Юлия: Однако, интересный вариант развития события... с нетерпением жду продолжения!

Ariel: У меня реально затык с этой эротической сценой. Как только напишу, все будет быстрее. Пишу и стираю...

Sahib: Эх, чо-то я совсем не так отношения Гэхэна и Раульки представлял... =_______=

Ariel: Sahib Они будут другими. Когда Рауль повзрослеет и возьмет свою судьбу в свои руки. Сейчас они просто оба пьяные. Сейчас это два упившихся мужчины, которые хотят друг друга... Бьерну нужна романтика, Раулю нужно нечто абсолютно другое.

Юлия: а когда мы это прочтем? автор, не мучьте нас!!!!

atat: Ariel Ariel пишет: У меня реально затык с этой эротической сценой. Я слышала, некоторые авторы принимают немного/много на грудь спиртного, а потом тааак пишут НЦу! Проснутся - начинают править. Шутка. Желаю вдохновения.

Ariel: Юлия, atat Я приняла решение. В этом "окне" будет окончание сцены. В ней Ясон и Рики преодолеют страхи Ясона, наблюдая за тем, что происходит с Бьерном и Раулем. Я напишу эту сцену и сразу дам ссылку. А теперь я пишу дальше.

Ariel: В то же время на планете Нара. Когда Кару, начальник службы безопасности Президента ОФП, сообщил майору Широи о том, что господин Бенийро хочет встретиться с ним, Кином, лично, тот был сильно удивлен. Это было грубейшим нарушением инструкции, которая предписывала первому лицу государства общаться с агентами класса майора Широи исключительно через третьих лиц. Ведь, с какой стороны не посмотри, Кин, по сути своей, был узконаправленным биологическим оружием, обладающим интеллектом и внешностью гуманоида. Кару, передавая данное распоряжение своего шефа, так же нарушал закон. Ведь его обязанностью было сохранение безопасности Президента любой ценой. А рядом с майором Широи Катце в безопасности не был. Ничто, кроме доброй воли и угрозы трибунала, не могло удержать Кина от того, чтобы подстроиться под гормональную систему господина Бенийро, влюбить его в себя и сделать из мужчины послушную марионетку, поставив под удар благополучие Объединенной Федерации Планет. - Кару, успокойся. Я съем эти пилюли, - Катце придвинул к себе принесенную бывшим фурнитуром Ясона Минка пачку с таблетками, - и феромоны мистера Широи на меня не подействуют. Да и не станет он их выпускать, - увещевал господин Бенийро своего преданного слугу и давнего подельника. Кин и не собирался. В его жизни было не так много разумных существ, которым он симпатизировал. Их можно было по пальцам одной руки пересчитать. Джессика Конор, его биологический брат-осьминог и вот этот странный Президент. Не друг, не единомышленник. Сообщник и подельник, который не отправил под трибунал и дал возможность жить так, как ему, Кину, нравилось. Господин Бенийро был последним человеком во Вселенной, которому майор Широи хотел бы нанести вред. Возможность познакомиться с Катце лично Кина очень обрадовала. Мужчина знал, кто он такой и он к себе его подпустил. Наверно, будет очередное задание, очередная незаконная сделка или ликвидация. Что-то такое, о чем нельзя передавать даже через Кару. Высшая степень доверия. Профессиональная победа. «Как хорошо! Как же замечательно!» - душа майора Широи пела и чувствовал он себя прекрасно. Совсем недавно он завершил свое последнее дело – ликвидацию Пауля Кочо. Совместил приятное с полезным. И поработал хорошо и отдохнул. Кочо Второй выпал с балкона собственного пен-хауса, накаченный смесью кокаина и транквилизаторов. «Он не упал, он улетел» - поправил майор Широи сам себя. - Анри! Иди ко мне, малыш! – потерявший голову от любви Кочо Второй стоял на парапете балкона, раскинув руки. – Я птица! У меня выросли крылья! Я сейчас улечу! Хочешь со мной? «Не хочу, детка» - в глазах «Анри Монтегю» в тот момент была нежность, легкая грусть, ожидание и интерес. Майор Широи, наблюдая за кульминационной частью исполнения своего задания, любовался делом рук своих. Через минуту будет все иначе. Глухой удар, изломанное куклой тело, лежащее на асфальте, разбрызганные мозги. Крики прохожих. «Вызовите полицию! Кто-нибудь!» Вой сирены. А сейчас перед ним на парапете балкона стоял счастливый полукровка, наполовину человек, наполовину Элита Танагуры, Платина, который десять минут назад сделал ему, «Анри Монтегю», предложение руки и сердца. И майор Широи, конечно же, согласился. Как он мог отказать? Ведь последнее желание приговоренного к смерти - закон. Кин, глядя на своего настоящего, но уже почти бывшего любовника, знал, что тот под воздействием наркотиков действительно чувствует себя птицей и умрет без боли. Не почувствовав удара. «Счастливая, легкая смерть» - майор Широи, развалившись в шезлонге, улыбался, глядя на «любимого», когда тот взмахнул руками, словно крыльями и сделал шаг вперед… Точка невозврата. Миг, когда настоящий любовник становится бывшим. «Полет нормальный» - констатировал Кин. Дальше рутина - визги, полиция, оцепление. Последнюю часть майор Широи уже не застал. Свое дело он сделал, дальше - не его забота. Красавец Анри Монтегю исчез навсегда. Специалист службы протокола Департамента Межпланетных Отношений господин Кин Широи, возвращавшийся с отдыха домой на Нару был скучнейшей личностью. Альбинос, с покрасневшей и шелушащейся от солнца кожей, которой не помогали никакие крема. На такого Пауль Кочо, чьего исчезнувшего любовника искали по всей планете и подали в межпланетный розыск, никогда бы не позарился. «Любовника? Хм. Жениха» - Кин, собираясь к Катце на встречу, самодовольно усмехнулся, покрутив на пальце обручальное кольцо, разглядывая чистый природный десяти каратный изумруд. Майор Широи любил бериллы. Было в них что-то теплое, завораживающее. Как в воде его родной планеты Океан. «Красноглазый альбинос. На такого точно никто не позарится» - Кин снял трофей и положил перед зеркалом. Ибо, нехорошо идти к одному мужчине с подарком от другого.

Ariel: «Обожаю твою задницу!» - раз за разом, кадр, словно на испорченном диске, проносился перед мысленным взором Катце Бенийро. Ревность, боль, отчаяние. - Папочка! Посмотри, какие мне Бьерн заколочки подарил! – радостный смех Авроры. «К дочери подбирается. Он отберет у меня их, их обоих!» - ожидавший майора Широи в своем роскошном, но, увы, пустом особняке рыжеволосый мужчина был грустен и подавлен. Гостевой брак, встречи урывками, на пару дней раз в три четыре - недели, после межпланетных перелетов. Разве о таком счастье с Раулем он мечтал? И этот наглый, всепроникающий лорд Гахан. Занявший апартаменты Ясона Минка. Фактически открытый любовник его мужа, господина Ама. Сладкая парочка и не думала скрываться, ни на Амои, ни на Бизон. Развлекались. Трахались! В туалете ночного клуба! «Какая страсть! Еще немного и с газетах появятся скандальные статьи. А у меня выборы на второй срок…» - господин Бенийро искал рациональное объяснение тому, почему любовник его мужа должен был быть ликвидирован. «Кин все сделает чисто. Он профессионал. И скандала не будет. Будут соболезнования. На Сеньин произошла какая-то мутная история, в которой замешан кузен молодого короля Людвига лорд Гахан. Может быть, там будут только рады, что красавец-посол сгинет?» - Катце представил, как будет рыдать на его груди неверный Рауль, оплакивая любовника. «Возлюбленного» - поправил сам себя господин Бенийро. «После Его смерти жизнь на Амои станет для Рауля невыносимой. Все там будет напоминать о Нем», - мужчина горько усмехнулся. «Может быть, хоть это подвигнет Мидори на перелет на Нару? И мы, наконец-то, заживем, как обычная семья?» - Куда ни посмотри, от гибели лорда Гахана одна выгода. «Гроб тебе будет дубовый, или мраморная урна с прахом, или что там у Вас положено? А не Рауль» - на похороны приговоренного соперника господин Президент скупиться не собирался. Надо будет, сделает их даже более пышными, чем собственную свадьбу. «Вот так вот. Выкуси, Мальвина…» - Катце бросил быстрый и какой-то мрачно-торжествующий взгляд на лежавшую на столе фотографию счастливого соперника и, увидев на мониторе подъезжающую к воротам особняка машину, подошел к домофону, чтобы ее пропустить. Катце был в доме один. Общение с майором Широи господину Бенийро офишировать по понятным причинам не хотелось. Прислугу в честь столь судьбоносной для себя встречи он отпустил.

Ariel: - Мистер Широи, добро пожаловать, - президент встретил его в полутемной прихожей, сам открыв дверь. Судя по всему, в доме, кроме хозяина, никого не было. С одной стороны, ожидаемо, разумно, безопасно. А с другой. Сам Президент ОФП в домашнем халате открывает ему дверь. Так просто и по-домашнему. Как старому другу. - Рад встрече, господин Бенийро, - Кин был действительно рад. Ни званий, ни регалий. Молодой человек протянул мужчине руку, тот ее пожал. У господина Президента были красивые руки –длинные пальцы, узкая кисть и сухая теплая ладонь. Такую руку жать приятно. «Кожа нежная» - майор Широи задержал ладонь мужчины в своей чуть дольше, чем следовало бы. От себя не уйдешь. Катце Бенийро оказался настоящим. Кин знал о чудесах компьютерной обработки изображений, после которых весьма потасканные политики в СМИ выглядели совсем не так, как в жизни. А Катце (как про себя его уже начал называть мистер Широи) оказался действительно очень красивым мужчиной. Кину захотелось ему понравится, очень захотелось. А еще очень не хотелось выпускать из пальцев твердую сухую ладонь. Но пришлось. - Я пригласил Вас лично, мистер Широи… - Кин, называйте меня Кин, пожалуйста. Мне так проще будет, - быстро вставил молодой человек, усталым жестом стаскивая резинку, стягивающую хвост, с волос. В холле перед зеркалом это было уместно, а вот в гостиной подобный жест мог смотреться неоднозначно. Выглядеть бесцветной лабораторной крысой майор Широи больше не хотел, вдыхая глубоко, улавливая запах хозяина дома. - Да, Кин, конечно. Простите, что я так с порога. И называйте меня Катце, - мужчина распахнул перед гостем дверь в гостиную. Освещение там было неярким, зеленоватым. Рассеянным, что позволило молодому человеку меняться так, чтобы это было не сильно заметно. – Проходите, пожалуйста. - С удовольствием, Катце… - на ответную любезность Кин не рассчитывал, что было вдвойне приятно. – У Вас красиво. Светильники необычные, - подвески бра были выполнены из бронзы и натуральных бериллов. Выросший в казенной обстановке, среди пластика и синтетики майор Широи ценил неброскую роскошь натуральных материалов. - Да. Мой муж любит изумруды. Я сделал их на заказ для него. «Да видно бес толку, он на них даже не посмотрел» - господин Бенийро как-то ссутулился, обхватив себя за плечи, словно ему стало зябко. Жест, оставшийся с Амои. – Присаживайтесь, пожалуйста. - Благодарю Вас, - Кин уселся в удобное, с гнутыми ножками, сделанное на старинный террианский манер, обитое атласом кресло. – У Вас уютный дом, Катце, - и опять молодой человек сказал чистую правду. «Только пустой» - мужчина выложил на стол фотографию, на которой его супруга обнимал какой-то красивый с бронзовой кожей и почти белыми, отливающими синевой волосами молодой мужчина. Когда господин Бенийро посмотрел на изображение, у него стал абсолютно несчастный, угрюмый вид. «У его мужа, Рауля Ама любовник, и Катце хочет убить или одного из них или обоих. Моими руками» - очарование момента исчезло. Накатила неизвестно откуда взявшаяся обида. Он то, дурак, думал, что это приглашение – честь, доверие. А вот ничего подобного. Никакой это не знак дружбы или уважения. Просто господин Президент хочет проучить зарвавшегося супруга и его любовника, и ради этого даже не побоялся один на один встретиться с ним, Кином, мутантом, шлюхой и убийцей. Ради этой белобрысой бестии с зелеными глазами господин Бенийро пошел на должностное преступление. Но ведь, и правда. Не передавать же подобное задание, через начальника службы безопасности. Дело то семейное. Обтяпать надо по-тихому. А, с другой стороны, с душе майора Широи проснулось сочувствие к Катце. Он ведь столько хорошего от него видел. Столько денег благодаря ему заработал. «Если бы он был моим мужчиной, я никогда бы ему не изменял. Разве что по работе или по необходимости. А добровольно, просто ради развлечения – никогда» - Кин понял, что хочет этого рыжеволосого мужчину. Хочет себе полностью, без остатка, чтобы он забыл того, другого. Чтобы Катце не вспоминал про Рауля Ама, пусть тот кувыркается, с кем хочет. Крылья носа майора Широи раздулись, улавливая запах собеседника, подстраиваясь под его гормональную систему. Преступление? Ну и пусть. Пошел же господин Бенийро на должностное преступление ради того, кого любил? Пошел. Знал, чем рискует? Знал. А трибунал. Они же с Катце не будут трахаться прилюдно. Значит, никто ни о чем не узнает. Кин шел ва-банк. Он сейчас был рядом с тем, кого хотел. Не для работы, для себя. Сейчас идеальная ситуация. Они вместе в пустом доме, куда никто без спроса не зайдет. И неизвестно, представиться ли подобный шанс еще. Молодой человек задействовал все резервы своего организма. - Кин, Кару мне сказал, что Вы альбинос, - перемены, произошедшие с его гостем с тех пор, как тот переступил порог его дома, не остались для Катце незамеченными. - Так и есть, - алые, красиво очерченные губы изогнулись в извиняющейся улыбке. – Этот… окрас, - майор Широи попытался подобрать нужное слово, - остался с последнего задания. Господин Кочо любил употреблять наркотики, из-за этого у меня произошла разбалансировка, и я вынужден оставаться таким, как сейчас, еще некоторое время - Кин почти не врал. Контролировать пигментацию кожи, волос и глаз он мог, только усилий приходилось затрачивать больше. А еще молодой человек поблагодарил кого-то там наверху за то, что Паулю Кочо и Катце Бенийро нравились люди одного и того же типа. – Это пройдет через две-три недели. Кару сказал, что Вы должны были выпить таблетки перед встречей со мной… - майор Широи выглядел почти виноватым. – Я не хотел ставить под удар Ваше здоровье, господин Президент, - добавил он, возвращаясь к формальному обращению. «Только вот на такую убойную дозу феромонов они не действуют, а через две-три недели ты уже не захочешь что-то менять, Катце» - полностью свои мысли майор Широи озвучивать не стал.

Юлия: Браво, автор! мы Вас так долго ждали и ни капли не прогадали! только как всегда мало, хотим еще!!!!

Sahib: Ariel пишет: «Гроб тебе будет дубовый, или мраморная урна с прахом, или что там у Вас положено? А не Рауль» - на похороны приговоренного соперника господин Президент скупиться не собирался. Надо будет, сделает их даже более пышными, чем собственную свадьбу. Добрый Катце))) ну просто няшка)))

Ariel: Юлия -Стараюсь, пишу дальше. Sahib -да-да, все мои герои -няшечки;-) «Окрас остался с последнего задания…» - фраза резанула слух. Звоночек из не такого уж далекого прошлого. - Ты будешь фурнитуром Ясона Минка, Катце. Ему понравился твой окрас. Хватит рыдать… Подумаешь, член отрезали. Зачем он тебе был нужен, беспородному? А теперь отработаешь свое и гражданином станешь… - примерно так «успокаивали» его, оскопленного тринадцатилетнего мальчишку, в Гардиан. - Катце. Кин, мы же договорились. Называйте меня Катце, - мужчина примирительным и, одновременно с этим, успокаивающим, жестом накрыл своей ладонью ладонь майора Широи, стараясь сгладить неловкий момент. И тут же отнял, чтобы не вести себя слишком запанибрата. «А то, будет похоже на сексуальное домогательство… А парень только от Пауля Кочо…» - Катце задумался, каково это, ложиться под кого-то по приказу, изображать любовь, а потом убивать. И кем надо быть, чтобы делать такое. Кем-то лживым, опасным, беспринципным. Разум подсказывал одно, но глаза видели другое. Красивое, очень красивое, природа редко создает нечто подобное самостоятельно, лицо с правильными, тонкими чертами. Тонкими ровно настолько, чтобы не казаться слащавыми, а оставаться мужественными. Мягкий, но не безвольный овал лица, резко и красиво очерченные губы, прямой нос и необычные глаза с черными, прямыми длинными, как ни странно, не пушистыми ресницами. Радужка была, ни голубая, ни зеленая, а цвета умирающей бирюзы. В эти глаза хотелось смотреть и смотреть, не отрываясь. «Таких у людей не бывает. Красивое зло… - А ты человек? А кто добро? Ты? Рауль?» - кем-кем, а ханжой и чистоплюем господин Бенийро никогда не был. - Хорошо, Катце… - у Кина был мягкий, «бархатный» баритон. Рыжеволосый мужчина почувствовал, как от лопаток к шее от звука голоса собеседника по его спине побежали мурашки. И запекло в затылке. «Было бы хорошо, чтобы этот индивидуум больше не докучал моему супругу», - господин Бенийро уже, было, протянул фотографию своему гостю, но затем почему-то положил ее обратно на стол. - Нам следовало давно познакомиться лично, Кин, - господин Бенийро сказал и сделал совсем не то, что хотел. На душе вдруг стало спокойно. И, правда. Что он так взъелся на Рауля? По его, Катце, вине, тот стал мазохистом и боттомом, и он сам разрешил мужу завести любовника, который удовлетворял бы специфические потребности господина Ама. А то, что Бьерн Гахан не относится к Раулю, как к отбивной, это же хорошо. Ничего страшного не случиться, если эта парочка развлечется на Бизон. Мысли стали все какими-то добрыми, теплыми, как взгляд майора Широи. - Я рад, что это, наконец, случилось, Катце, - Кин видел, что «клиент поплыл». Но было еще рано, еще не время. Не стоило хватать бабочку за крылышки, еще немного и она сама сядет на руку. - Поужинаем вместе? А то грустно быть одному в этом огромном доме… - мужчина уже не задумывался, почему так легко говорить правду, отчего не страшно показаться слабым. - С удовольствием, - в этот момент Кин окончательно все для себя решил. Он получит этого шикарного мужика всего, без остатка, со всеми потрохами. Он, Кин, а не какой-то там Рауль, будет приезжать в этот роскошный особняк на правах хозяина, кушать с господином Президентом за одним столом, трахаться с ним и спать в одной постели. Это ему, Кину, а не какому-то гулящему муженьку, господин Бенийро будет делать подарки и заказывать берилловые светильники, его будет ждать дома по вечерам и его будет любить. А не того Блонди с фотографии. А Рауль Ам может катиться кандебобером хоть на Бизон, хоть на Амои, хоть к чёрту на куличи. И перетрахаться со всеми послами в Федерации. Хочет по очереди, хочет - одновременно.

Юлия: А Рауль Ам может катиться кандебобером хоть на Бизон, хоть на Амои, хоть к чёрту на куличи. давно пора

atat: Вай, ну хорошо же как!!! Прямо душой отдыхаю. Наконец Катце улыбнулось счастье, не он за кем-то бегает, а за ним гоняются. Автор, спасибо!

Ariel: Юлия Укатиться то он не укатится, но отношение к Катце переосмыслит. atat Да, пока Катце счастлив. Поздравляю всех с Новым Годом. - Подождите, пожалуйста, Кин. Я думал, что буду кушать в одиночестве, - словно в сюрреалистическом сне, майор Широи наблюдал за тем, как выходивший куда-то ненадолго господин Президент вернулся, катя перед собой тележку, нагруженную едой и посудой, а затем начал сервировать стол, причем, очень профессионально. Отточенные, практически механические движения. «Такие же, как у Кару» - отметил про себя Кин, вспоминая, как начальник службы безопасности Президента ОФП при их первой встрече наливал кофе. «Он мог бы обучать официантов» - молодой человек подумал, что у гостеприимного хозяина какой-то усталый, измученный вид. «Переживал из-за мужа, бедолага» - добыча была слишком легкой. Можно было брать голыми руками. - Позвольте, я за Вами тоже поухаживаю, «господин Президент», Катце, - мужчине сейчас было не много надо. Всего лишь капелька ласки, внимания, нежности, уверенности в том, что он кому-то нужен. Кому-то, кто ничем не хуже, чем его гулящий супруг. Плавные движения, ставший чуть ниже, чем был до этого, голос, мягкая улыбка и какой-то очень взрослый, понимающий взгляд. Катце показалось, что его гость, незаметно перехвативший инициативу, разливающий красное вино по бокалам – немного в свой, потом в его, потом снова в свой (традиция, родившаяся в стародавние времена и показывающая гостям, что напитки не отравленные), - гораздо старше и умудреннее жизненным опытом, чем показался в первые минуты знакомства. И господину Бенийро вдруг захотелось стать слабым, маленьким, отключить мозги, чтобы кто-то все решал за него, заботился о нем. Где-то на периферии сознания родилась мысль, что его желания ненормальны, не свойственны ему, вечно все держащему под своим контролем. Но мысль вспыхнула и погасла. Кин раскладывал тушеные овощи и мясо по тарелкам, а Катце думал о том, как ему спокойно, комфортно, уютно рядом с гостем. Что дом наконец-то стал напоминать дом, а не роскошную заброшенную гостиницу. - За знакомство, - майор Широи поднял бокал в воздух. - За знакомство, - мужчина поддержал тост. Состояние сродни опьянению теперь можно было списать на действие алкоголя. У Кина были бирюзовые глаза, длинные черные ресницы и волосы, накрывавшие плечи, словно золото, немного завивающиеся на концах. «С прошлого задания остались» - Катце было жаль, что скоро это великолепие исчезнет. - Кин, у Вас есть какие-нибудь планы на этот вечер? – мужчина смотрел молодому человеку прямо в глаза. Сейчас этот вопрос интересовал господина Бенийро больше всего. «Да!!!» - Никаких определенных планов, Катце, - они с господином Президентом сидели близко друг к другу, слишком близко. «Как охренительно пахнет его кожа. Как будто духи» - у господина Бенийро стала кружиться голова. А сердце билось быстро-быстро. Как тогда, давным-давно, на Амои… «Он шпион! Шлюха! Вспомни, что случилось с Паулем Кочо!» - чувство самосохранения еще пыталось достучаться до разума одурманенного феромонами мужчины. – «Он тебя совратил! То, что ты испытываешь, ненормально!» «Хоть раз в жизни меня кто-то совратил. Шпион? Шлюха? Главное, что не Рауль…» - Катце безумно устал год за годом навязывать себя. А этот парень, похоже, хочет его, - бугор на штанах Кина не двусмысленно указывал на состояние собеседника, да и у мужчины был такой же. «Рауль там развлекается. А я… Не евнух же я, в самом деле» - мужчина понял, что видит свое отражение в глазах гостя. Они были все ближе, ближе, расплываясь, а потом его губы накрыли губы Кина, мягкие горячие. Дальнейшее воспринималось урывками. Желание нахлынуло, словно марево. Одежда, его и майора Широи, вперемешку улетевшая на пол. - Хочу тебя, - жаркий шепот у уха, зубы, кусающие загривок и мурашки, бегущие вдоль позвоночника. Свой собственный стон. Полосы, белые, золотистые и нежно-голубые на атласном диване, куда Кин его утянул. «Надо же, сильный такой…» Ладонь молодого человека, в которую тот наливал оливковое масло, стоявшее на столе. Покатившаяся на пол со звоном бутылка. И снова Кин целует ему спину и хочется выть от удовольствия. В себя Катце пришел от резкой, но несильной боли в заднем проходе. - Ш-ш-ш-шшш, уже все, - молодой человек, неожиданно занявший доминирующую позицию, подул на ухо мужчины, и снова толкнулся вперед, плавно вгоняя член до конца. – Ты охуительный… Подобного Катце не планировал, но это оказалось настолько приятно в любом смысле этого слова, что мужчина, привыкнув к распирающему чувству, закусив зубами запястье, качнул бедрами назад. – Давай уже… Два раза просить Кина не пришлось. Он двигался в своем любовнике, пребывая в экстазе и эйфории. Он, дитя пробирки, результат генетического эксперимента совратил этого потрясающего мужика! «Он мой!» - майор Широи чувствовал себя триумфатором. Он имел в зад Президента ОФП и Кину казалось, что он имеет всю Вселенную.

atat: Ariel С Новым годом, дорогой автор! Успехов, вдохновения, терпения, времени, здоровья, счастья! Вай, Катце снизу! Вот оно щастье! Надолго ли? А так хочется, чтобы навсегда.

Ariel: atat - к сожалению не очень на долго. Не надо забывать,что Джессика втянула Кина в авантюру с планетой Паук и это вскроется. - Пи, пи, пи – противные звуки вырывали Катце из царства Морфея. Мужчина приподнялся на локтях, чтобы по привычке взять с невысокого прикроватного журнального столика наручный коммутатор, куда обычно клал его перед сном, и не обнаружил его на привычном месте. Прибор связи валялся на полу. «Надо поднять» - господин Бенийро пошарил рукой по ковру, свесившись с кровати. Поясница тут же заныла, задница саднила, саднила приятно. Видимо, ночка выдалась бурной. И спал он в кровати не один. «У меня Гай в гостях?» - все еще до конца не проснувшийся Катце пребывал в состоянии «Кто я? Где я?» Потом мутное сознание подкинуло воспоминание, что у Гая теперь юный любовник Рики Татсу, и значит, в кровати рядом с ним, с Катце, находится кто-то другой. Отвлекшись от поисков, господин Бенийро повернул голову в сторону своего нежданного визави. Белые, рассыпавшиеся по подушке волосы, закрывали лицо спящего человека. «Кин…» - мужчина с интересом рассматривал алебастровую с алыми ногтевыми пластинками ладонь любовника, которой тот сжимал одеяло. Майор Широи был альбиносом и сейчас, во сне, пребывал в своем естественном, природном состоянии. «Он милый» - воспоминания о минувшей ночи вызвали у Катце довольную улыбку. Кин его буквально заездил, как Гай в их лучшие времена. Надоедливое «пипикание» прекратилось. «Кто же это мне звонил в такую рань?» - на часах было шесть утра. Общаться ни с кем не хотелось. Мужчина еще раз пошарил рукой по ковру, нашел таки упавший на пол коммутатор и поднес его к глазам. Звонил Рауль. «Что случилось?!» - супруг никогда беспокоил его в такую рань. «Может быть, что-то с Авророй?» - Катце прикинул, что, учитывая разницу во времени, на Бизон, где прохлаждался его неверный супруг, должно быть около часа дня. «Соскучился? Совесть замучила?» - недоумевал господин Бенийро, тут же перезванивая Раулю и натягивая на Кина одеяло, чтобы того не было видно. - Привет, - трехмерное изображение господина Ама было таким четким и красочным, что казалось, к Раулю можно прикоснуться рукой. Все же, качественная президентская связь – это замечательно. - Ты мне звонил? – Катце рассматривал супруга. На том не было ничего, кроме накинутого на голое тело зеленого шелкового халата, отороченного золотым кантом по обшлагам и воротнику. - Нет, прости. Наверно, набрал случайно… - у Рауля был растерянный вид человека, которого застали врасплох. - "Случайно? Как же еще?" - стало неприятно. - Тогда я дальше спать буду. Целую, пока, - господин Бенийро прервал связь. Если бы он был в постели один, то поговорил бы с Раулем подольше. Но рядом спал Кин, и не хотелось его будить. - Ммм… - молодой человек повернулся во сне, стягивая с лица одеяло, поворачиваясь к Катце, утыкаясь носом в руку мужчины. Господин Президент с интересом наблюдал за тем, как белые волосы становятся золотистыми, а на белоснежной коже появляется легкий загар, красные ногти, словно покрываясь слоем лака, окрашиваются в перламутровый цвет. «Вот как оно работает. Он просто становится максимально привлекательным для партнера» - Кин, тем временем, не просыпаясь, положил голову на грудь Катце, обнял и закинул колено на бедро мужчины, утыкаясь в него полуэрегированным членом. Господин Бенийро почувствовал, как и к его собственного члену начала приливать кровь, уже который раз за прошедшую ночь. Или уже утро? Кин лежал в его объятиях. Такой юный, теплый, беззащитный. «Такой ласковый», - гладя любовника по шелковистым волосам, Катце наблюдал за лучиком солнечного света, пробившегося в щель между тяжелыми бархатными портьерами цвета мха. «Скорее, уже утро» - он положил молодого человека головой на подушку, склоняясь над ним и целуя в губы. Тот обхватил Катце за шею и стал отвечать. Утро точно было добрым.

atat: Ariel пишет: к сожалению не очень на долго. Не надо забывать,что Джессика втянула Кина в авантюру с планетой Паук и это вскроется. Вот беда-то, а я так надеялась. Ну, ладно, делать нечего. Спасибо автор, за проду, с нетерпением жду следующую.

Юлия: Всех с прошедшими праздниками!

k.b.v.: Не хотят меня регистрировать. Что ж, тогда я так, на правах бесправного читателя выскажусь =3 Ибо только недавно прочла и до того понравилось, что захотелось автору спасибо сказать. И, конечно, попросить, чтоб не бросал =3 мне нравится Кин. чертовски. но с Ктаце они не пара. слишком уж оба одинаковые... альфа-самцы, макиавелли и адреналиновые маньяки. имхо. хотя читать про них интересно, да, кто кого =3 а Раульку жалко до слез: совсем запутался бедный. ему бы всех послать и отдохнуть в тишине и спокойствии. досадно, что у него ни единого друга нет; не с кем посоветоваться, душу излить. все его себе хотят. а вот любить никто не умеет - ни Катце, ни голубоволосый. и снова имхо.



полная версия страницы