Форум » » Чертов Поттер, ГП/ДМ, NC-17,закончен » Ответить

Чертов Поттер, ГП/ДМ, NC-17,закончен

Natanella: Название: «Чертов Поттер» Автор: Нати=Совесть (nati_s@lipetsk.ru) Бета: Vkusnyashka_nia Пейринг: Гарри/Драко Рейтинг: NC-17 Жанр: romance Статус: закончен Disclaimer: всё принадлежит моей любимой писательнице Мадам Роулинг Предупреждение: РОV Малфоя. Размещение: с разрешения автора. Посвящение: не знаю, может, в ближайшем будущем кому-то и посвящу. Подавайте заявки Благодарность: моим читателям

Ответов - 7

Natanella: Ненавижу эту комнату с обшарпанной мебелью. - Прелестный интерьер, - говорю своему спутнику ядовито. Получаю взамен хмурый взгляд. Ненавижу это выражение его лица, когда он злится, но пытается сдержать порыв нагрубить мне. - Что, Поттер, язык проглотил? Ненавижу яркий свет, только подчёркивающий убогость грязного помещения. Небрежно пинаю валяющийся на полу стул – поднимать его и садиться нет никакого желания. Смотрю Поттеру в глаза: в них плещется удивление и даже некоторое недоверие. - Малфой, ты сам не далее как полчаса назад велел мне заткнуться! – гневно шипит он. Ненавижу этот тон. - Прекрати, Поттер! Кажется, именно ты пригласил меня к себе на чашечку чая. Веди себя как добродушный хозяин, что ли… Он чешет подбородок, будто размышляя. Поправляет очки, которые я ненавижу больше всего в облике святого Гарри Поттера, и с размаху бьёт меня по лицу. Кажется, идиот сломал мне нос – я чувствую, как кровь течёт по губам к подбородку. - Ну ты и мразь! – вырывается случайно, в результате чего я оказываюсь распластанным на пыльном полу. Поттер сходит медленно с ума – эдакой монсторской ухмылки я ещё ни разу не замечал на его вечно то задумчивой, то улыбающейся мордашке. Мысленно поставив галочку напротив пунктика "Не злить больше Поттера", нервно сглатываю поднявшийся в горле ком. В квартире победителя Тёмного Лорда я второй раз, но даже за те несчастные десять минут, проведённые мной здесь, я успел охаять всё, что принадлежит хозяину. Понятия не имею как, но до дрожи в коленках мне хочется заставить великую звезду магического мира почувствовать себя униженным, раздавленным, растоптанным. И к чёрту тех, кто скажет, что в девятнадцать человек ещё не может по-настоящему ненавидеть! Я всеми фибрами своей души желаю Поттеру провалиться, исчезнуть, испариться с лица Земли. Молча слушаю его тяжёлое дыхание и всё так же молча наблюдаю, как Мальчик-Который-Выжил хватается за голову. Не чувствую ничего, кроме жгучего презрения: и этот волшебник победил Господина! Мальчишка даже не может поставить меня на место. - Малфой! – зовёт он, и я поворачиваюсь, размазывая платком красноватую гадость по щеке. Смотрю на то, как он силится мне что-то сказать. Видимо, слова даются нелегко. - Зачем ты вчера пришёл? - Ты же позвал… Звук растворяется в мёртвой тишине. Я задумчиво наблюдаю, как он вертит в руках какую-то вещицу. - Раньше бы тебя это не прельстило… - тихо говорит он, впиваясь в меня пытливым взглядом. Ненавижу его глаза – они зовут, манят, завораживают, даже если хозяин терпеть не может того, кого одаривает вот этим самым странным взглядом. Что мне прикажете ему ответить? Что я настолько ненавижу, что решил превратить его жизнь в ад одним своим постоянным в ней присутствием? Это будет полным абсурдом. - А что ты хочешь услышать, Поттер? Что я воспылал к тебе уважением? Или, любовью? – намеренно делаю паузу между предложениями, чтобы дать понять бывшему сокурснику, что ни того ни другого он никогда от меня не получит. - Ты прав, я идиот, - уверенно и даже немного весело говорит он мне, подходя и наваливаясь всем телом. - Давай не будем трогать эти понятия, ладно? Просто переспим… - миролюбиво и наигранно страстно получается у гриффиндорца. - Отвали! – отталкиваю, поражаясь, как он смеет приставать ко мне. Сам факт, что Гарри Поттер гей внушает недоверие. Ну не положено таким правильным мальчикам выходить за рамки общепринятых норм, а гомосексуальность считалась и считается не совсем нормальным явлением. Я дважды щипаю себя за руку, убеждаясь, что это не сон, потом смотрю на хитро посмеивающегося Поттера. - Что тебя так смущает, Малфой? Что я парень или что я Поттер? – уже откровенно смеётся он, забираясь на полуразвалившийся диван. И на мгновенье я вижу чёрную тень за его спиной. Всё вдруг встаёт на свои места: я ненавидел светлого Поттера, а этого – тёмного, незнакомого, наглого – ненавидеть не мог по одной простой причине – я его не знал, не знал о существовании другой стороны у предводителя Золотого Трио. Осознание этого ввергает меня в шок: зная Поттера на протяжении стольких лет, я упустил самое важное – причину, по которой он изменился - Тот факт, что ты - Поттер, вызывает у меня тошноту, - уверенно говорю ему в лицо. - Тогда зачем пошёл за мной? Он встаёт со своего почти убитого дивана и подходит совсем близко. Так, что я вынужден спиной прижаться к шкафу. - Не за этим ли? – брюнет сокращает расстояние до миллиметра и впивается в мои губы, как будто хочет их растерзать. По телу проходит волна отвращения и неприязни, я рвусь из его рук, но безуспешно. Поттеровский язык лижет мои зубы, так противно, что хочется сплюнуть. Колочу его по тем частям тела, до которых могу дотянуться, проклиная себя за то, что Поттер сложен намного лучше: сломать моё сопротивление для него не является проблемой. Но я не отвечаю на поцелуй – он не кажется мне ни страстным, ни нежным – какой-то акт подчинения. Ничего личного – просто секс. И эта мысль вырывает меня из забытья – я должен доказать гриффиндорцу, что здесь он ошибается, здесь он проиграл: Малфои не могут быть пассивными. Отталкиваю ошарашенного брюнета, мы меняемся местами. Я впускаю его язык, но вместо того, чтобы стоять неподвижно, сжимаю его ягодицы в ладонях, Поттер невнятно бормочет мне что-то в рот и мотает головой, но я держу крепко, бью его по заду, чтобы успокоился и наблюдаю, как зрачки героя волшебного мира расширяются. Поведение его становится если не агрессивным, то вызывающим: - Малфой, если ты хотел только завести меня и свалить, то жутко просчитался, - он резко прижимает меня к себе. В его глазах загораются бесовские огоньки, и я уже сожалею о том, что начал всё это. Но вместе с приятным холодком, бегущим по спине, ощущаю странное чувство удовлетворения: если я сумел завести его до такого состояния, когда он уже не может отступить – это вряд ли только секс… - Ошибаешься, Поттер, как всегда! – и снова целую его, но уже без той варварской грубости, которая присутствовала в первый раз. Мягко касаюсь его губ своими, на которых засохла моя же собственная кровь. Стараюсь не думать, что она там по вине Мальчика-Который-Выжил. Моргаю. Второй раз понимаю, что озадачил Поттера, так как он со всей дури стискивает моё плечо. Естественно, мне больно, но отбросить руку Поттера значило бы уступить ему доминирующую позицию. Минуту брюнет не отпускает меня, но когда я всё таки отстраняюсь, хватает под локоть и тащит к кровати. Не ожидал от Гарри Поттера такой прыти… Скомканные простыни на шатающемся и скрипящем предмете мебели – вот что первым бросается мне в глаза, однако я давлю в себе порыв убраться из этого дерьмового места куда подальше. Поттер толкает меня на эту развалюху. Под жалобный писк прогнувшихся пружин он сам заваливается рядом и начинает пристально разглядывать потолок, не предпринимая никаких попыток продолжить начатое. Кстати, потолок – это бело-серое месиво с разводами – я тоже ненавижу. - Ну? – спрашиваю у этого придурка. Единственный человек из всех, кого я знаю, действия которого невозможно предугадать – Гарри Поттер. Услышав мой вопрос, он перекатывается на кровати и оказывается сидящим верхом на мне. Грубо стаскивает свою рубашку (кто сказал Поттеру, что ему идёт красный цвет?), наверняка, порвав её. Потом нагибается… и вот уже мои руки не могут ему помешать сделать что угодно, ибо он туго перевязывает их моей же водолазкой, которую грубо сдирает. - И как это понимать? – строптиво откидываю чёлку со лба. - Как приглашение! – произносит приторно мягко, но слова больше похожи на угрозу. Ненавижу сюрпризы. Последний раз, когда отец преподнёс мне один из своих сюрпризов, я едва не оказался в Азкабане. Поттер сейчас, видимо, тоже хочет меня осчастливить. Надеюсь, после его выходки у меня не появится столько проблем, сколько после подарочка отца. Закатываю глаза. Вряд ли у него когда-нибудь получится поднять мне настроение выше отметки "-1". Поспешно беру свои слова обратно, как только чувствую его язык на своём соске. От неожиданности дёргаюсь и ударяюсь головой о спинку кровати. В итоге получаю ноющую боль и двухминутное свечение звёздочек перед глазами. Поттер ухмыляется. Его губы находятся близко к моим, но паршивец только дразнит, награждая меня лёгким поцелуем за все страдания. - Поттер, ты садист, знаешь об этом? – произношу лениво. Улыбается, облизывает мой пупок, и я почти готов наорать на паршивца за то, что движения его чертовски медленные. А Поттер по-гриффиндорски честно вещает мне, что как бы я не извивался, могу получить лишь то, что великий Гарри Поттер может мне предложить. Ненавижу идиота за эту глупую идею – связать мне руки. Если бы он этого не сделал, я давно уже перехватил бы инициативу, и наши отношения перескочили бы со стадии "медленно и осторожно" на "сейчас же и побыстрее!", но придурок только смеётся над моими жалкими попытками сохранить контроль, когда его рука расстёгивает мою ширинку. - Чёртов Поттер! – вырывается у меня так непроизвольно, как будто мы сейчас собрались драться, а не заниматься сексом. Поттер замирает и пристально вглядывается в мои серые глаза. Видимо, понимает, что если операция "трахните Малфоя" не станет в скором времени набирать обороты, то продолжения может и не последовать, поэтому судорожно сглатывает и рывком сдирает с меня джинсы. - Пошёл на х**, Поттер!! – возмущаюсь я, когда он затыкает мне рот ладонью, и тут же мычу, когда гриффиндорец наклоняется, прижимаясь ко мне обнажённой грудью. Ощущения становятся ещё острее, когда вторая рука Поттера, спускается вниз и обхватывает сосредоточие моего желания. Но, кажется, брюнета не волнует, приятно мне или нет – одно ловкое движение, и я уже стою на коленях. Кусаю идиота за палец, взамен получаю ощутимый удар по ягодицам, но сейчас меня волнует нечто другое – я вовсе не согласен на роль шлюхи Гарри Поттера и не собираюсь подставлять ему свой, без сомнения, соблазнительный зад. Когда ладонь от моего рта убирают, истошно ору на неадекватного Поттера: - Какого хрена ты делаешь? Кто давал тебе право на… аааааааа, - он сильнее стискивает мой член, поэтому шевелиться, а тем более вырываться из его объятий ужасно неудобно и кроме того болезненно. - Малфой, - цедит он сквозь зубы. Чувствую, что к моему бедру прижимается его эрекция, мысленно проклинаю тот момент, когда я во всё это ввязался, - ты сам сказал, что ХОЧЕШЬ всего того, что может последовать за поцелуем. - Ошибаешься, Поттер! – в тон ему отвечаю небрежно, - А теперь, если не возражаешь, я предпочёл бы… - не успеваю закончить, как оказываюсь лицом к лицу с разъярённым брюнетом. Впервые вижу, чтобы у Поттера ТАК сносило крышу. Начинаю придумывать выход из сложившейся ситуации. Процессу мешает наглые пальцы Поттера, гладящие мой член. И, несмотря на презрение к гриффиндорцу и страх, я осознаю, что наслаждаюсь происходящим. И наполненные гневом зелёные глаза Поттера, и его красные от негодования щёки, и его стальная хватка возбуждают меня всё больше и больше. - А что, если я возражаю, Малфой? – гневно спрашивает он - и я пытаюсь подобрать подходящий колкий ответ, но он прижимает меня к себе так, что невозможно дышать, целует, гладит плечи… - Поттер, - шепчу, почти тая от его нежной страсти, - Мы… - Нет никаких НАС, Малфой, - вновь рычит он мне на ухо и, ускорив движения своей руки на моём члене, заставляет кончить. В одно и тоже мгновение я получаю физическое наслаждение и моральную травму. Раздражённо смотрю, как он забавляется. Вновь дёргаюсь, но добиваюсь лишь того, что Поттер сильнее прижимает меня к матрасу. Без какой-либо подготовки, не заботясь о том, что мне будет чертовски больно, Поттер входит в меня, и застывает, услышав хриплый громкий крик, вырвавшийся из моего горла. Кажется, у меня по щекам текут слезы, но останавливать их у меня просто нет сил. Разглядываю серый потолок над головой и размышляю о том, как здорово бы всё было в моей жизни, не встреть я Гарри Поттера. Ноги болят от неудобного положения: Поттер задрал их себе на плечи и вцепился в мои икры. - Всё будет нормально, Малфой… - полувопросительно, полуутвердительно говорит Мальчик-Который-Выжил, вот только я никак не могу взять в толк, кого он желает в этом разуверить: меня, лежащего на спине и не чувствующего ничего, кроме солёных ручейков на своих щеках, вбиваемого в кровать так сильно, что противный звук пружин действует на нервы, или самого себя, остановившегося, но мечтающего о новом движении вперёд? Он опирается на руки по обе стороны от моего лица и толкает бёдрами, я отворачиваюсь и кусаю уже в нескольких местах прокушенную губу. Ничего нормального пока не происходит. Единственная связная мысль, которая возникает у меня в голове - "Когда он, наконец, кончит?!". Однако энергия Поттера не может иссякнуть так быстро, и я, как никто другой это понимаю, поэтому, собравшись с духом, обнимаю победителя Волдеморта. Сначала несмело, робко, потом всё сильнее, сильнее прижимаю его к себе, пока его спина не расслабляется, а изо рта не вырывается непонятный хриплый звук. Тихо выругавшись и пересилив очередной приступ боли, я поднимаю бёдра навстречу ему и тут же охаю от неожиданности. От былых неприятных ощущений остаётся лёгкий дискомфорт, неловкость позы отдаётся ломотой в спине, да лёгким головокружением, но «феерическое» чувство, будто меня разрывают пополам, уходит. Поттер стонет и цепляется за меня так, словно готов умереть. Я так до конца и не могу понять, что я чувствую, когда он, сделав последний рывок, кончает в меня. Он сползает с меня, и я сажусь на постели, отчего лёгкое головокружение превращается в ощутимую мигрень. Боль в заднице становится нестерпимой и, немного привстав, я с ужасом понимаю, что вижу пятно крови на простыне. "Поттер поступил со мной как с девчонкой… хотя сомневаюсь, что со своей рыжей Уизли он сделал бы что-то подобное…" – думаю я, натягивая на себя джинсы, что оказывается весьма сложным делом. Единственное желание, испытываемое в данную минуту - убраться из этой чёртовой комнаты, которую я ненавижу всеми фибрами души, куда-нибудь подальше, а ещё лучше, отправить Поттера к праотцам и только тогда свалить отсюда. Водолазку я порвал, ещё когда Поттер сделал свой "первый рывок", поэтому остаётся только скромно накинуть мантию и навсегда испариться из мира Мальчика-Который-Выжил, но этот мальчик неожиданно вскакивает с кровати хватает меня за локоть и продолжает держать до тех пор, пока я не выдерживаю: - Чего тебе, Поттер? – устало и как-то отрешённо звучит мой голос. Палочку доставать из кармана лень – да и что может произойти со мной ещё хуже того, что уже сегодня произошло? Поттер хмурится и второй рукой ерошит свои волосы. Он выглядит растерянным, удовлетворённым и, что меня больше всего пугает, до такой степени мило, что его хочется поцеловать прямо в алеющие губы, которые припухли от моих поцелуев. Только сейчас я понимаю: неважно, что я ненавижу комнату, куда он меня притащил, неважно, что он никогда не считался с моими чувствами, неважно даже то, что между нами произошло… Важно только то, что тем, кто меня позвал был Поттер, Поттер, которого я ненавижу больше чем эту комнату с серым потолком и ободранным ковром, Поттер, который вечно был тем ублюдком, кто осложнял мне жизнь… Просто Поттером, но таким Поттером, которого я до сегодняшнего дня не знал. Он отпускает меня и я почти рвусь к двери, но останавливаюсь от окрика: - Нет никаких НАС, Малфой, но только потому, что твоя чёртова глупость не позволяет тебе увидеть то, что давно должен был… и если ты думаешь, что после всего случившегося я смогу тебя ненавидеть, то катись к Волдеморту… Я облокачиваюсь на комод: слова не сразу доходят до меня, но когда смысл становится понятным: - Поттер, ты изнасиловал меня, обошёлся как со шлюхой, ты всю свою жизнь доставал меня, ты… и после всего случившегося ты думаешь, что я изменю о тебе своё мнение? – я почти срываюсь на крик. Мне хочется вылить на него всю обиду, весь запас своей желчи, но герой современности так спокойно стоит в дверях своей спальни, что я еле сдерживаю порыв врезать ему как следует, чтобы и для него наша встреча не прошла бесследно. - Тем, кто получил удовольствие от сегодняшнего вечера, был ТЫ! – констатирую известный нам обоим факт и берусь за дверную ручку. - Не так быстро, Малфой! – удерживает он меня на месте, - если я не ошибаюсь, то ты тоже кончил?! За удовольствие надо платить. Я небрежно скидываю его руку со своего плеча: - В будущем именно на это и буду рассчитывать, - заканчиваю скептически, считая наш разговор пустым и завершённым, но у Поттера иные взгляды на этот счёт: - В следующий раз, Малфой… - начал брюнет, но я тут же его обрываю. - Следующего раза не будет! - В таком случае предлагаю дуэль. Если ты проиграешь – станешь моим любовником, - азартно говорит Поттер, а я про себя невольно опровергаю это замечание "Быть любовником подразумевает заниматься ЛЮБОВЬЮ, а между Поттером и Малфоем был всего-навсего секс…". - Что будет, если выиграю я? – интересуюсь деловито, поднимая одну бровь. Кто бы мог подумать, что столь грубый в первый раз гриффиндорец способен на такую нежность, которой он наградил меня во вторую встречу, и такую страсть, от которой мне было не скрыться в ни в третью, ни в последующие. КОНЕЦ

Liar_Silver: Нужен сиквел... ну или сайд-стори... Что-то такое же миленькое...

Сакура: сиквел точно нужен, ну или что-то более подробное ближе к концу)

Natanella: Liar_Silver - не, история закончена. Сакура - так конец вполне явный...

Lirilai: Я это точно уже где-то читала... Этот фанф у меня сохранён - очень понравился. Теперь могу передать благодарность автору лично ^^

Natanella: Lirilai пасибо . Сгребаю остатки творчества по ГП... Теперь ГП оставила в покое, так что вдвойне приятно

katakuna: Спасибо



полная версия страницы