Форум » » Ai no Kusabi: "Домино, зеркало, негатив." (продолжение 20) » Ответить

Ai no Kusabi: "Домино, зеркало, негатив." (продолжение 20)

Ariel: Название произведения: "Домино, зеркало, негатив" Автор: Ariel Бета: Elven Princess (в данный момент переложено начало и продолжения 1-4, но Elven Princess отредактировала фик полностью. Я буду перекладывать главы и выкладывать новые параллельно, процесс перекладывания занимает очень много времени). Рейтинг: NC-17 Пейринг: Катце/Рауль, Ясон/Рики, другие герои Жанр: романс (жестокий романс) Размер: макси Предупреждение: BDSM, OOC. Фик написан не на основе аниме, а на основе романа, по которому, в свою очередь, создавалось аниме. Содержание: Катце не может смириться с тем, что произошло. Odero si potero; si non, invitus amabo – Буду ненавидеть, если смогу; а не смогу – буду любить против воли (лат.) Начало http://esergy.borda.ru/?1-20-1240-00001273-000-0-0-1213796901 (бечено) Продолжение -1 http://esergy.borda.ru/?1-20-1240-00001267-000-0-0-1214070929 (бечено) Продолжение-2 http://esergy.borda.ru/?1-20-1280-00001299-000-0-0-1214753607 (бечено) Продолжение- 3 http://esergy.borda.ru/?1-20-1280-00001283-000-0-0-1215463171 (бечено) Продолжение -4 http://esergy.borda.ru/?1-20-1280-00001307-000-0-0-1216762834 (бечено) Продолжение -5: http://esergy.borda.ru/?1-20-1320-00001342-000-0-0-1217338449 Продолжение-6: http://esergy.borda.ru/?1-20-1320-00001334-000-0-0-1217703875 Продолжение -7: http://esergy.borda.ru/?1-20-1320-00001324-000-0-0-1218137363 Продолжение-8: http://esergy.borda.ru/?1-20-1320-00001351-000-0-0-1218627465 Продолжение-9: http://esergy.borda.ru/?1-20-1360-00001383-000-0-0-1219007141 Продолжение-10: http://esergy.borda.ru/?1-20-1440-00001459-000-0-0-1222963243 Продолжение 11: http://esergy.borda.ru/?1-20-0-00001493-000-0-0-1223728599 Продолжение- 12: http://esergy.borda.ru/?1-20-0-00001490-000-0-0-1224167312 Продолжение 13: http://esergy.borda.ru/?1-20-0-00001484-000-0-0-1224780133 Продолжение 14: http://esergy.borda.ru/?1-20-0-00001476-000-0-0-1226165416 Продолжение 15: http://esergy.borda.ru/?1-0-0-00003644-000-0-0-1227807258 Продолжение 16: http://esergy.borda.ru/?1-0-0-00003666-000-0-0-1230406613 Продолжение 17: http://esergy.borda.ru/?1-0-0-00003688-000-135-0-1235861381 Продолжение 18: http://esergy.borda.ru/?1-0-0-00003718-000-0-0-1359710061 Продолжение 19: http://esergy.borda.ru/?1-0-0-00003903-000-0-0-1414760514 Все ссылки рабочие, по мере перемещения тем в архив будут заменяться.

Ответов - 55, стр: 1 2 3 All

Ariel: TatianaZv На дайриках оно для зарегистрированных совершеннолетних пользователей. Будет:-)

TatianaZv: Ariel Я уже там жду. СПАСИБО!

Ariel: TatianaZv Я здесь тоже буду выкладывать. Здесь замечательная спокойная атмосфера.

вязова зина: Ariel По моему спокойная она стала не так давно.Я пока первые страницы читала. Очень путалась во всех этих больших комментах. И они были какие то злые или мне так показалось. Рада,что вы теперь на дайрях. Я уже к вам в гости сбегала.

Ariel: вязова зина Люди имеют право высказывать свое мнение про БДСМ, тем более, как я поняла, многие выговорились впервые за много лет. Я же пишу просто сказку. Вернее, уже дописываю:-) А на дайриках да, очень приятно, что Вы зашли:-) - Мисс Коннор, - Катце церемонно поклонился. – Вы, как я понимаю, являетесь той милой особой, которая решила истребить людей на Паук, чтобы на планете жили представители Вашего племени? «Убить!» - девушка - генный модификант, чуть было, не среагировала «на автомате» на это заявление - Джессика, не надо! Он хороший! – несмотря на опьянение, Кин вскочил на ноги и, резко отодвигая любовника себе за спину, закрыл его от уже готовой броситься на незваного гостя подруги своим телом. «Нервы у меня ни к черту. Чуть не сорвалась. Надо послушать, что он скажет», - Джессика все так же расслабленно сидела в кресле и улыбалась. Никто не догадался бы, что это было самое агрессивное выражение лица, которое переводчица только могла изобразить. Из жвал рядом с острыми, но короткими, как у человека, клыками капала ядовитая слюна. - Простите, мне надо сплюнуть… - девушка быстро вышла в примыкавшую к кабинету владельца клуба «Амстердам», коим Кин и являлся, в ванную комнату. - Ей яд надо сцедить после незавершившийся атаки, - объяснил майор Широи Катце, повернувшись к любовнику лицом. - Прости… - молодой человек замер в нерешительности, не зная, как себя вести, отдавая инициативу любовнику. - Я соскучился, - констатировал Катце. – Я понимаю, почему ты сделал то, что сделал, и не собираюсь вредить твой подруге, раз она тебе настолько дорога, - мужчина отключил чтение мыслей, этот процесс отнимал много сил и лишал чувств и эмоций, а господину Бенийро хотелось их сейчас испытывать, причем - самые положительные. Понимать, что в тебя влюбился тот, кто всю жизнь влюблял в себя и использовал это против жертв собственного обаяния, было, по крайней мере, приятно. Осознание факта собственной исключительности лилось бальзамом на истерзанную вечной погоней за неверным мужем душу мужчины. - Я хотел тебе все рассказать… - молодой человек начал свои объяснения. - Я понимаю, - прервал его Катце, - как сложен выбор между старым верным другом и тем, кого… - …любишь, - закончил за него Кин. Вот так просто, взял и признался, а потом сделал шаг вперед и крепко обнял любовника. - Ты самый прекрасный человек, из тех, что я встречал. И самый лучший, - да уж, у профессионального убийцы были свои понятия о чести и справедливости, о добре и зле. - Я стараюсь… - господин Президент ОФП был смущен, очень. Он не то, чтобы поверил в признание майора Широи до конца, но слушать подобное было очень приятно. А еще Катце понял, что чтобы он не совершил, Кин всегда будет на его стороне. Перед майором Широи не надо было оправдываться, ему ничего не надо было объяснять. Рядом с любовником господин Президент ОФП чувствовал себя удивительно комфортно, уютно и спокойно, словно в удобных домашних тапочках. «Хорошо же он тебя разработал», - констатировала рациональная часть сознания Катце, та самая, что не хотела верить в любовь профессионального разведчика, убийцы и шлюхи. - Выпьешь со мной? Знаешь, я перенервничал, - шептал, тем временем, юноша на ухо мужчине, утягивая его за собой на диван. - Я не собирался тебя бросать… - Катце залпом опрокинул в себя стакан виски, что налил ему любовник. – Я улаживал дела с Раулем. Мы не можем с ним жить порознь, - мужчина увидел газету с фотографиями своей семьи на столе и решил «подсластить пилюлю». – Я буду баллотироваться на второй срок. У меня избирательная компания на носу, сам понимаешь… - Понимаю, - Кин выдохнул с облегчением и плеснул себе и Катце в стаканы еще виски… «О!» - при виде того, как Президент ОФП, словно заправский алкоголик, глушит сорокаградусный спиртной напиток, Джессика замерла в дверях. Вид девушка имела бледный, так как от собственного яда, если тот попадал в слюну в больших количествах, у нее всегда возникало несварение желудка. «Три дня изжоги обеспечено», - угрюмо подумала она. «Что-то мне не верится, что все сойдет нам с Кином с рук так просто. Мне, по крайней мере, просто извинениями не отделаться…» - мисс Коннор была полна мрачных предчувствий. - И что же я должна теперь для Вас сделать, господин Президент? - Джессика задала единственно возможный и правильный в подобной ситуации вопрос. - Катце, Джессика, меня зовут Катце. Присаживайся, пожалуйста, - он указал молодой женщине на кресло, откинувшись затылком на плечо Кина и вытянув перед собой ноги. - Поскольку в этой истории пострадали мои друзья, я хотел бы, для начала, услышать твою версию событий… - все выглядело очень по-домашнему. Мирно, уютно, никаких скандалов или угроз. - Катце… - произнесла Джессика после некоторой заминки. Все же, называть Президента ОФП по имени было несколько странно. - Представьте себе, что Вы с детства живете в интернате и считаете себя совершенно обычным, не зная, что у кого-то есть папа и мама. Вас окружают те, кого Вы принимаете за братьев и сестер, но со временем они начинают от Вас отличаться: у кого-то лицо порастает рыжим пухом, у кого-то вместо ногтей на пальцах растут когти, кто-то начинает плеваться вязкой, застывающей слюной, пытаясь опутать ей воспитателя. И все они по очереди исчезают и Вы, в результате, к семи годам остаетесь один. «Представляю, милая Джессика. Еще как представляю», - работорговец с Черного Рынка Танагуры прекрасно знал, как выбраковывают выращиваемых для продажи генно-модифицированных разумных существ. Да и сам Катце родился и провел детство в Гардиан в интернате. Иногда кого-то из ребят забирали, и они больше не возвращались. Это он уже потом узнал, что детей использовали в качестве петов особые «гурманы», живущие в Эос. Еще совсем юных монгрелов продавали в Мидас в публичные дома. Так же, на маленьких жертвах Юпитер испытывали лекарства и «набивали» руку будущие хирурги из Элиты Танагуры. Так что все, что пережила Джессика в своем странном детстве, Катце испытал на собственной шкуре. - Потом мне начали внушать, что я лучшая, уникальная, единственная в своем роде, что я человек, наделенный особыми способностями и мой главный дар – это убивать тихо и незаметно, стремительно, не оставляя следов. И отдали учиться в школу, где каждый из детей был… необычным, - мисс Коннор долго подбирала слово. - Нас учили там странным вещам. У обывателей волосы бы дыбом встали, если бы те узнали, что и как нам преподавали. Не все дети выдерживали, кое-кто в начальных классах тоже бесследно исчез. В один прекрасный день, когда нас вывезли на экскурсию в музей, я встретила семью, где девочка была очень похожа на меня. Она капризничала, что-то требовала, даже плакала, а ее успокаивали родители, пытаясь задобрить и купить подарок. Они обнимали и целовали ее. Мне же за подобное поведение в интернате «светила» бы неделя в карцере. Учителя в школе потом нам объяснили, что поведение ребенка было неправильным. А я поняла, судя по реакции окружающих, что совершенно обычным. Это со мной все было не так, это ко мне потребительски и цинично относились. Я начала всех ненавидеть, - Джессика говорила, а Катце сидел и слушал, словно читая свои собственные мысли. Кин же глядел на подругу с удивлением. Кто бы мог подумать? В отличие от нее, майору Широи всегда нравилась его жизнь и, по большому счету, он никогда и ничего не хотел в ней менять. Он даже не подозревал, что его школьная подруга воспринимала происходившие с ней в детстве и отрочестве события столь трагично. - Когда Кин попросил меня сцедить яд для того, чтобы отравить учителя химии, - продолжала Джессика свой рассказ, - я сделала это с радостью. Меня грела мысль о том, что одним негодяем, учащим детей убивать, станет меньше. Я думала, меня накажут за это, а меня похвалили и даже разрешили выходить из интерната и гулять по Наре без сопровождения взрослых. Наверно, хотели проверить, стану я кусать всех подряд или нет, - ухмыльнулась миссис Коннор. «Так весело же было…» - Кин вздохнул и пожал плечами, поглаживая по тыльной стороне ладони лежавшего на его плече Катце. - Когда мне исполнилось четырнадцать лет, моего лучшего друга забрали для оперативной работы. Мне было так тоскливо и одиноко без него, - созналась Джессика. – Я считала себя никому не нужным уродцем, созданным для того, чтобы совершать противоестественные вещи. Даже не сиротой, а кем-то, без роду и племени... – женщина замолчала. - И вот, в один прекрасный день я узнаю, что у меня есть отец! Да, возможно он стал им недобровольно и ничего не знал о своем генно-модифицированном потомстве. Но он у меня был! Единственное родное мне существо глупые люди держали в клетке в зоопарке! – наконец, она показала свое истинное лицо. Секрет заключался в том, что человеком Джессика Коннор себя никогда не считала. А потом девушка рассказала, как она познакомилась с мистером «Акаге», как они беседовали подолгу, как, выпустившись из интерната, вызволила того, кого считала отцом, из позорного плена и привезла на его родную планету. Как узнала, что на Паук имеются огромные запасы урана и плутония. Поведала о своем знакомстве с Паулем Кочо, совместно с которым разработала план по признанию Паук планетой класса «Б». Как они организовали первую атаку на поселенцев, которая была отбита усилиями новых хозяев находившегося далеко в безлюдных горах бериллового рудника, после чего Ясона Минка избрали губернатором. - К следующей атаке мы готовились более тщательно. Она должна была начаться сразу после подписания договора о совместном недрапользовании. Мистер Минк и генерал Дарк опередили нас всего на пару часов. Они нас переиграли, - констатировала Джессика. - Все, что мне оставалось после этого – это эвакуировать с планеты оставшихся в живых разумных рыжих пауков и искать покупателя на карту полезных ископаемых. Ее, в результате, приобрела корпорация «Бизон», а я смогла выкупить для родственников небольшую идеально подходящую для их проживания планету, где они сейчас находятся в полной безопасности. Когда Кин давал мне номер счета, он не знал, зачем он мне понадобится, - та, что выглядела, как молодая привлекательная рыжеволосая женщина, выгораживала друга, как могла. - Вот и вся история, - наконец, она замолчала. - Что ж, - констатировал Катце. – Рики всегда был особенным. Почему-то мужчина был уверен, что именно супруг Ясона Минка настоял на том, чтобы помочь поселенцам. - Хороший план. Если бы не генерал Дарк, у тебя, Джессика, все получилось бы. «А у меня в Парламенте ОФП появился бы серьезный противник с прекрасным финансированием и огромной личной неприязнью ко мне самому», - но история не терпит сослагательного наклонения. - Моя дорогая, - Катце не улыбнулся, интуитивно понимая, что мисс Коннор воспринимает его мимику по-особому, на физиологическом уровне принимая выражение доброжелательности за агрессию. - То, что произошло – дело прошлое. Я далек от мысли вредить людям, дорогим моему ближнему кругу. Обычно я им помогаю. Но я хотел бы попросить у Вас о помощи… «Рыжий Лис», - мисс Коннор слушала любовника своего друга, чья просьба была равносильна в подобных обстоятельствах приказу. Но как красиво этот мужик все обставил!

atat: Ariel огромное вам мерси, дорогой автор, за долгожданную проду. Слежу за развитием событий и здесь и на дайри. Здесь уже по привычке, потому что сижу на этом ресурсе который год, срослась. Очень надеюсь, что вы закончите эту супервещь, и, может быть, сочините еще что-то такое же захватывающе интересное, и с теми же героями. Это я как фанат АнКа мечтаю.

Ariel: atat С теми же героями? я наверно не смогу:)

Laska FM: Автор не пропадайте, пожалуйста. Надеюсь Катце не устранит Ясона и Рики или Раульчика, пожалуйста. И продолжение и еще раз продолжение.

Ariel: Laska FM Нет., не устранит:-) Это было бы неправильно мучить героев столько, чтобы прибить в конце:-) Тайное и явное. Четыре месяца спустя. - Дамы, господа! – собравший пресс-конференцию Катце Бенийро смотрел на журналистов почти ласково и лучезарно им улыбался. - Я готов поделиться с Вами двумя новостями. Одна хорошая, а какая вторая – вам решать, - Господин Президент ОФП позволил себе смешок. - В нашей межпланетарной семье прибыло, - многие присутствующие уже знали, в чем дело, и в зале раздались аплодисменты. - Господа, я еще ничего не сказал… - Катце явно наслаждался ситуацией, слушая одобрительный смех, доносившийся из зала. - Император планеты Саньин, его Величество, Людвиг Двадцать Второй, лично прибыл к нам на Нару, чтобы открыть Консульство. Мной и им подписан договор о сотрудничестве в сферах торговли и образования, а, также, положено начало тому, чтобы Сеньин и его доминионы стали полноправными членами ОФП. Прошу любить и жаловать, - господин Президент представил всем сидевшего рядом с ним красивого одетого в адмиральский мундир молодого человека. - А еще… - господин Бенийро поднял руку, чтобы остановить радостный шум в зале и пресечь преждевременные аплодисменты, - я хочу сообщить Вам, господа, что принял решение баллотироваться на второй президентский срок и очень рассчитываю на поддержку каждого из Вас… «Теперь можете хлопать», - сидевший за столом Катце с удовольствием наблюдал, как зал утонул в овациях. Люди вставали и хлопали стоя и не только люди. Конечно, не все было так радужно. Имелись у действующего Президента и противники. Лояльную Катце парламентскую фракцию как только не называли: и кликой «Бизонов», и партией войны, и Амойскими выскочками, но серьезных аргументов у злопыхателей не было и ставленника, который смог бы составить конкуренцию господину Бенийро на выборах – тоже. Присоединение высокоразвитой, придерживавшейся до этого политики изоляции Саньин к Объединенной Федерации Планет стало серьезной заявкой на успех в начале предвыборной компании действующего Президента. А очень дешевые энергоносители и снизившаяся стоимость межпланетных перевозок и, как следствие, возможность большей миграции рабочей силы, делали его позиции практически непоколебимой. Поддержка же присутствующих в зале героев межпланетных войн, укрепивших позиции гуманоидов в космосе, создавали Катце Бенийро имидж победителя, который не только обещает, но и делает, повышая уровень жизни граждан и подданных планет и планетарных образований, входящих в ОФП. Мужчина еле сдержался, от того, чтобы подмигнуть сидевшим в зале Гаю, Раулю, Рики Дарку, Ясону Минку, Бьерну Гахану и, прикинувшемуся журналистом, Кину Широи. Джессика же к популярности не рвалась и не соизволила явиться вообще. «К переезду на Саньин готовится, наверно», - мисс Коннор назначили Послом ОФП на эту планету, с полного одобрения ее императора, Его Величества Людвига Двадцать Второго. «Ничего удивительного, учитывая то, что она перекусала всю его стражу и вынесла из тюрьмы, где его содержали, по непроходимой скале на собственных закорках», - слушавший аплодисменты Катце знал всю подноготную этой истории. Он ее создал. - Мисс Коннор, - он вспоминал их первую встречу. - Я хотел бы употребить Ваши таланты по организации «многоходовок» во благо ОФП. Существует крупное межпланетарное образование под протекторатом императорского дома, правящего на планете Саньин. Оно несколько веков придерживалось политики полной изоляции, но, однако, отпускало некоторых своих подданных развлекаться на курорты планет, входящих в ОФП. Однако, недавно пришедший к власти император Людвиг Двадцать Второй пошел на сближение с федерацией и даже открыл посольство на Амои. Не всем это понравилось. Его родной брат, Карл Валерий Людвиг, с помощью реакционеров узурпировал власть, арестовал законного императора и заточил в тюрьму, обвинив в том, что тот убил их отца Людвига Двадцать Первого. Так же Карл отзывает из Танагуры Посла Бьерна Гахана, к которому испытывает противоестественную страсть, - при этих словах господина Бенийро глаза Джессики расширились от удивления. «Что же это должна быть за страсть, чтобы господин Бенийро признал ее противоестественной?» - Карл Людвиг обожает пытать людей каленым железом, - объяснил Катце. – Про смертельные случаи мне ничего не известно, но после игрищ с ним многие его в буквальном смысле этого слова "одноразовые" партнеры были госпитализированы, - Катце рассказывал то, что знал. - В общем, Джессика, перед Вами стоит задача, разработать план, который Вы потом вместе с Бьерном Гаханом воплотите в жизнь. Наши цели: Парламент Саньин должен признать Карла Валерия Людвига недееспособным, а его показания против брата - бредом сумасшедшего. Бьер Гахан должен остаться цел и невредим, по крайней мере, не покалечен безвозвратно. Людвиг Двадцать Второй должен вернуться к власти и подписать с ОФП договор о долговременном сотрудничестве. Если у Вас все получится, полетите туда Послом и Вам больше не надо будет никого убивать. Я же, со своей стороны, забываю о Вашем участии в событиях на Паук и мы больше никогда не возвращаемся к этому вопросу. Что скажете, мисс Коннор? - Я в деле, - Джессика согласилась сразу. В конце концов, у всего есть своя цена. У свободы – тоже. То, что потребовал от нее Катце, было справедливо. И задача стояла интересная. - Идеально было бы подсыпать психотропное вещество, которое заставило бы Карла Валерия впасть в психоз именно во время парламентских слушаний о признании Людвига виновным в убийстве родного отца... - размышлял вслух Бьерн, сидя в своих апартаментах на Амои. - Можно подобрать вещество, которое действует спустя несколько часов после приема... - добавил Рауль Ам, о чем-то размышляя. - Или способно содержаться в высокой концентрации в слюне. Поцелуешь его, Бьерн, во время ночи любви, - Кин, развалившись на диване с наглой мордой и попивая шампанское, иронизировал, - а потом противоядие выпьешь. - Вам бы такую ночь любви, господин майор... - Рауль бесился и обращался к любовнику мужа, которого был вынужден терпеть, нарочито официально. Мало того, что его любимому лорду Гахану предстояла встреча с маньяком, так этот... хамелеон, еще и глумиться! - Так я не против... - Кин с недовольным лицом скосил глаза на Катце. - Ты. Туда. Не полетишь! - господин Бенийро был категоричен. Майор Широи рвался лететь на Саньин вместе со своей подругой, чтобы помочь ей. А Рауль Ам, принявший на себя полномочия главы Центрального Военного Госпиталя на Наре и получивший полный доступ к его архивам, объяснил супругу, что полет на Саньин может стать для майора Широи последним заданием. Что, несмотря на все свое обаяние и высокий уровень регенерации, тот не сможет повлиять на сексуальные предпочтения Карла Валерия, а долгое нахождение в жарком помещении и пытки каленым железом с дальнейшим вытаскиванием жертвы на тридцати пяти градусный мороз, который стоит сейчас в столице Саньин, приведет к необратимым дегенеративным процессам в легких Кина и его гибели. - Зачем ты рассказал мне про это? Ведь он мог улететь и больше никогда не вернуться, "и ты избавился бы от него раз и навсегда", - спросил Катце, выслушав речь своего супруга. - Рядом с этим генетически модифицированным разумным самцом ты становишься эмоционально стабильным, - ответил Рауль ему после некоторого молчания. - Ты же спасаешь Бьерна, а я спасаю его... - больше Блонди сказать ничего не успел, так как его схватили в охапку, поцеловали и утащили в постель... Но одно дело разговоры за спиной, а другое - видеть эту противную, наглую рожу! Мистер Широи Блонди раздражал, а смотреть на его зеленые, точно такие же, как у него, Рауля, глаза и золотистую вьющуюся кольцами гриву, было невыносимо. "Подделка юпитерова!" Дискуссия, тем временем, набирала обороты. - Ты думаешь, я не смогу ему голову заморочить, чтобы он меня не пытал?! - опытный шпион был возмущен гиперопекой господина Президента. - Судя по всему... сможете... - произнес Рауль с нескрываемым сарказмом, переводя взгляд с мужа на его любовника. "Чья бы корова мычала!" - Кин посмотрел сначала на господина Ама, а потом на Лорда Гахана и, глядя в глаза супругу Катце, пошло толкнул кончиком языка в свою щеку изнутри, подмигнул Блонди и залпом допил шампанское. - Но я настаиваю. Мне страшно отправлять Джессику одну к этому маньяку... - Господин Широи, - голос Рауля сочился ядом. - Я понимаю, в Вас сейчас говорит голос Ваших предков с планеты Океан, готовых сражаться за самок своего клана до последней капли крови, но мисс Коннор способна позаботиться о себе... - Посмотрел бы я, как ты запел, если бы дело касалось твоей родной дочери! - разговор начал переходить на повышенные тона... "Как у них все по-семейному, просто кухонный скандал". - Так! Все замолчали! - Джессике Коннор надоел этот балаган. Они собрались все вместе, чтобы обговорить детали плана по ликвидации оппозиции на Саньин и возвращению Людвига Двадцать Второго к власти, а не переругаться. - Мы уже все обсудили. Кин, если ты погибнешь по моей вине, я себе этого не прощу, - она была категорична. - Будешь сидеть на Наре и следить, чтобы эти двое, - она указала на Катце и Рауля, - друг друга не убили, пока Бьерн будет находиться вне зоны доступа. Я не думаю, что Карл Валерий позволит ему вести телеконференции с господином Амом. - Бьерн, Вам, так или иначе, придется подсунуть Карлу психотропное вещество, чтобы на парламентских слушаниях тот был полностью невменяем. Благодаря тому, что Саньин была конституционной монархией, суд над Людвигом Двадцать Вторым и коронация Карла были невозможны без одобрения парламента. - И никакого секса с ним. Заявите, что труп - плохой свидетель. Ему твои показания нужны. Не полный же он идиот... - девушка выдохнула. - Я в это время кусаю лорда Вайартера - главу реакционеров, после чего вызволяю из тюрьмы Людвига, который появляется в Парламенте и выгодно смотрится на фоне своего уже буйного к тому моменту братца-психопата. После чего остальных заговорщиков отправляем в тюрьму, Карла в психушку, а Людвига на трон. Я предлагаю ему сотрудничество с ОФП. Все просто и ясно. Возражения есть? Она оглядела пеструю сидевшую перед ней компанию. Возражений не было. План был прост, понятен и легко осуществим.

Laska FM: Просто супер. Автор только не пропадайте, пожалуйста. Спасибо что появились на сайте "книга фанфиков" -Black moon with a Gold heart. Очень рада спасибо буду за продолжением следить и там и ждать его здесь. atat смотрю так и не заглянула все времени нет, по волку твоему соскучилась Ariel заходи в гости буду ждать твоего мнения в виде отзывов. Sahib заходи тоже, выслушаю и тебя может поспорим, танками покидаемся.

Ariel: Laska FM Ага... Теперь буду знать и загляну обязательно:-)

Laska FM: Кстати роман почти до читала осталось найти последний том. Знакомый откуда то притащил в распечатанном виде. Жаль приостановили выпуск аниме, очень хотелось бы посмотреть.

atat: Ariel спасибо за проду! Оч хочется еще. Laska FM я тебя в закладки кинула, не сомневайся, обязательно почитаю. Прикинь, не успела одна битва закончиться, а я снова в команде (Катце и все-все-все), так что играем дальше.

Laska FM: Atat Ну ты даешь. Так ты в гости не попадешь, смотри печенек много не бывает. Ariel солнце продочку.

Laska FM: Автор продолжение вы опять пропали.

atat: Laska FM я самое начало прочла, это то, что самое первое -Чувства Рики. Так что печеньку давай. Остальное постепенно прочту. А тебе надо коммент написать, или в личку? Я там не особо в традициях понимаю.)))) Автор, мы канешн вас везде найдём, но и тута ждём.

Laska FM: Комментарий отпиши. Тебе печеньку медовую или арахисовую? Правда после, сейчас с температурой лежу сил двигаться нет. Захочешь по базарить можно и в личку.

atat: Laska FM ага, поняла. Поправляйся!)))

Laska FM: atat, где твой отзыв? Ariel , где радостное продолжение? Не томи. Скоро новый год и рождество.

Laska FM: Милые читатели всех нас с наступающими праздниками. Счастья нам, здоровья, много - много денежек и новых глав.

Ника 60: Простите! А где можно прочитать окончание?

Laska FM: Автор опять сбежал в неизведанные страны. И проду отдать не хочет, и сама не появляется.

Эйко Маэда: Этот фанфик лучший из всех,что я читала!Во-первых,очень-очень интересно!Затягивает очень сильно:) Во-вторых, персонажи и чувства живые и за судьбу каждого из героев переживаю сильно;). В общем, это... не побоюсь этого слова - ШЕДЕВР!!!С нетерпением жду продолжения!:)

Эйко Маэда: Автор,простите,а когда будет продолжение?

Laska FM: Автор,простите,а когда будет продолжение? Ура- ура я оказывается здесь не одна. Автор команда поддержки сбежала, на верное с вашей музой. Отдайте вы уже все главы с концовками. Надеялась на 16 января, а проды нет.

Эйко Маэда: Laska FM, я тоже рада, что я здесь не одна. А то как-то неудобно даже:) Я когда фик читала, не думала, что он аж до этого года протянется;) P.S. Я, кстати, очень рада, что Катце останется с Кином. Он такой обаятельный:-)

Lissa01: Катце останется с Кином? Нееее, а как же Раулька, там така любофффф

Эйко Маэда: Lissa01, так Рауль уже Бьерна любит.А Катце любит и Кина,и Раульку

Sahib: Эйко Маэда пишет: Рауль уже Бьерна любит Я даже не могу пройти мимо и сдержать слез умиления)))

Эйко Маэда: Sahib, а вы не знаете, когда здесь появится Ariel? Или хотя бы ник автора и название фанфика на Дайри.ру, а то я не нашла его :(

Sahib: Эйко Маэда Эх, когда вернется - без понятия, а дайр автора тут: http://ishi-takara.diary.ru/ Весь фик на сегодняшний момент: http://ishi-takara.diary.ru/p200772897.htm?from=330, тема для комментов: http://ishi-takara.diary.ru/p200788718.htm

Эйко Маэда: Sahib, спасибо огромное :) А то я думала с ума сойду без этого чтива. Уж очень интересный сюжет.;)

Эйко Маэда: Sahib, э-эх, и там ничего нет :(

Sahib: Эйко Маэда будем ждать, что поделать)

Laska FM: Lissa01. У них шведа- гаремная семья, один любит всех и все любят одного. Ариэль вернись уже, а то уже февраль, не успеем оглянуться и он ноги сделает с мартом поменяется, а вас все нет

Lissa01: Короче я поняла, все будут со всеми))) блин, а проды всё равно хочется)

Ariel: Удивительно, но все прошло, как по маслу. Без срывов и накладок. Бьерн умолял по межпланетной связи брата не делать ничего плохого своей семье и пообещал бросить Рауля и вернуться к Карлу. Вылетел лорд Гахан с Джессикой на борту и по ее совету прибыл на свою планету абсолютно пьяным, но перед этим он принял антидот от яда и сам яд, который в высокой концентрации содержался в слюне Бьрна. Узурпатор, увидев кузена полностью деморализованного, даже не стал отдавать приказ о таможенном досмотре корабля лорда Гахана, откуда мисс Коннор, спрятавшаяся в ожидании обыска, когда ангар опустел, выбралась без труда. Конечно, дорвавшись до того, о ком так долго мечтал, Карл не сдержался – связал Бьрна, подвесив за руки к потолку, избил тростью, после чего несколько раз подряд изнасиловал, при этом целовал в губы. Но пытать каленым железом не стал. Все же, полным идиотом Карл не был и опасался, что его красивый гулящий кузен из-за страха за собственную жизнь, наплюет на семью и не даст нужные показания в Парламенте. А без его решения власть Карла не была легитимной. А лорд Гахан терпел, делая вид, что ему все нравится, представляя себе Рауля в золотых плавках, ищущего к нему с улыбкой по подиуму. Сам того не зная, он был наказан ревнивым любовником точно так же, как и Блонди Катце за тот свой променад. Тем временем, пока узурпатор, потеряв бдительность, предавался любовным утехам, Джессика освободила Людвига. Поднявшись по отвесной стене тюрьмы она, обладая вовсе не человеческой физической силой, выломала решетку на окне его камеры (хотя могла разрезать ее лазерным ножем), выдавала кулаком пуленепробиваемое стекло и уселась на подоконнике. Увидев свою спасительницу, Людвиг решил, что сходит с ума. Он даже упирался, считая, что его отравили и он хочет выброситься из окна. Но галлюцинации не носят у себя на закорках двухметровых мужчин по отвесным стенам. Его Величеству было страшно, у него кружилась голова, и он закрыл глаза. То, что он свободен, Людвиг понял лишь тогда, когда занял собственные апартаменты, забравшись туда все так же, через окно, так как все двери были опечатаны. - Зачем Вы это сделали и кто Вы такая? – спросил он у Джессики и та ему все объяснила. Что действует она по приказу Катце Бенийро, который является Президентом ОФП. Что Карл грозил физической расправой Первому Консулу Амои Раулю Аму, который одновременно является любовником Бьерном Гахана и супругом Президента ОФП. И поэтому ей, Джессике Коннор, поручили организовать ликвидацию Карла Валерия. И что в это самое время, когда они разговаривают, Бьерн травит последнего свой слюной, в которой содержится препарат, который полностью отключит завтра на заседании Парламента сдерживающие центры мужчины и тот начнет вести себя неадекватно. Затем Джессика спросила у Людвига, куда его переправить. Что лучше всего в такое место, где можно собрать все верные свергнутому императору силы, но недалеко от столицы. Чтобы, когда Карл начнет чудить в Парламенте, Людвиг потребовал признать брата недеесопособным, а все показания против себя третьих лиц – сделанными под давлением и не имеющими юридической силы. А так же попросила назвать имя поддержавшей узурпатора авторитетной личности, после ликвидации которой сторонники государственного переворота впадут в панику. После чего Джессика передала Людвигу написанное на пергаменте и заверенное личной печатью Президента ОФП Катце Бенийро послание, где последний предлагал императору открыть Посольство на Наре и присоединиться планетарным образованиям, находящимся под протекторатом планеты Саньин, к Объединенной Федерации Планет, хотя бы, в особом статусе. - У Катце выборы на носу, Ваша победа поможет ему победить, - это соответствовало истине, поэтому Людвиг Джессике поверил. На следующее утро высокопоставленного пленника не досчитались в камере. А еще один генерал мирно умер в своей постели от сердечного приступа. На Парламентских слушаниях впавший в невменяемое состояние Карл Валерий залез на кафедру и сказал во всеуслышание: - Это я отца убил! Это я все придумал! Мы все когда-то были ангелами, и если Вам это надо доказать, я выжгу вам крылья на спинах каленым железом и эта шлюха будет первой! – Карл указал пальцем на Бьерна. - Простите господа, мой кузен невменяемый, - грустно констатировал факт лорд Гахан. - Он мне угрожал расправой над моей семьей и заставлял давать лживые показания на императора Людвига, который ни в чем не виноват. Вы поддались обаянию безумца… - Карл обещал убить моего мужа и изнасиловать нашего сына! – ревела девица, из-за которой якобы когда-то начался весь сыр бор, и которая тоже должна была выступать свидетельницей вероломного убийства. В зале поднялся настоящий гвалт. Карл полностью потерял контроль над собой, грозил всем подряд, а потом стащил с себя штаны и начал ссать прямо на пытавшихся его утихомирить парламентариев с кафедры. Его сторонники, поняв, что запахло жареным, узнав о смерти генерала, поддержавшего Карла и о том, что Людвиг больше не находится под стражей, попытались покинуть тихо здание Парламента, но на выходе из него были арестованы представителями полиции, сохранившими верность свергнутому императору. Людвиг Двадцать Второй вошел в Парламент одетый, как должно, при всех регалиях, поклялся в том, что невиновен, объявил амнистию тем, кто оказался втянут в заговор по недоразумению, и просил пожалеть своего сумасшедшего брата Карла, который бросился на него с кулаками. - Как же я тебя ненавижу! Несчастного увезли санитары. Людвигу устроили овацию. Мир и законность были восстановлены. На следующий день Император назначил Джессику Послом ОФП на планете Саньин, так что она добилась того, о чем всегда мечтала – жить спокойно, достойно и никого не убивать, а так же заявил о присоединении метрополии и всех доминионов к ОФП. Реакционеры были так напуганы, что никто не возражал. Эра изоляции закончилась. Ликовали все. Людвиг, вернувший себе свободу и власть. Джессика, которая стала послом. Катце, который теперь точно знал, что выиграет выборы. Рауль, у которого наладились отношения с мужем и к которому возвращался его любовник, целый и невредимый. И лишь Кин был мрачнее тучи. Ладно, Катце не отпустил его на Саньин. Но это еще не все. Господин Бенийро наложил президентское вето на его, майора Широи, очередное задание. И тогда Кин взорвался. - Блядь! Я тебе кто? Одалиска?! Трепетная барышня?! Почему твой Рауль, как выводил мутантов, так и выводит, наукой своей занимается, а я должен сидеть возле твоей жопы?! Я, еб твою мать, кадровый офицер, а не содержанка! Как я буду зарабатывать на свои корабли для гонок в метеоритных роях? - Жопой своей будешь зарабатывать, как обычно! – наорал на него в ответ Катце, не понимавший, как тот, кто ему признавался в любви и вроде как, искренне его любит, хочет выполнять очередное задание, где ему придется ложиться, или иметь объект ликвидации. – Только платить за тебя будут не они, а я один! После чего получил по морде, ощутимо так получил. - Ты правда думаешь, что я с ними со всеми ебусь? Тогда тоже найди себе первого попавшегося и жопу ему подставь, если у твоего Рауля на тебя не стоит. Иди на хуй! – Кин обиделся и улетел на Океан, где на него не распространялась юрисдикция ОФП. Остыв, Катце понял, что Кин был прав, что агент Широи привык жить определенным образом, и не надо было так на него давить. Что его, Катце, поведение, явилось чистой воды эгоизмом. Господин Президент выбрал себе промежуток в рабочем графике и под насмешки Рауля, который ждал Бьерна и поэтому стал очень нервным, полетел на Океан мириться.

Ariel: С голыми руками к Кину Катце лететь не рискнул, а приготовил сюприз. Но показывать сразу не стал. А то обиженный и оскорбленный Широи сказал бы: «Не надо мне от тебя ничего!» И уговаривай его потом. Телефон у Кина был включен, но звонки от господина Бенийро он не принимал. «Отлично», - Катце ничего не оставалось, как поселиться на одной из предназначенных для сухопутных разумных существ плавающих платформ в гостиничном номере и в прямом смысле ждать у моря погоды. То есть, когда упрямый майор успокоится, решит сменить гнев на милость и соизволит принять его, президента ОФП, в своей подводной резиденции. Делать в ожидании мужчине было абсолютно нечего. Поэтому он порыбачил, понырял с аквалангом, покатался на подводном катамаране, а вечером пошел в ресторан, где на этот раз соревновались арфисты. Такое зрелище мужчина видел впервые в жизни. За панорамным стеклом огромного батискафа, которым, по сути, являлся ресторан, переливаясь всеми цветами радуги шевелил щупальцами маленький осьминог, а за его спиной находились его огромные собратья, которые, очевидным образом, охраняли недоросля-осьминога. «У них с Кином одна мать», - Катце вспомнил, что любовник рассказывал ему про свою жизнь. «Значит – это местный наследный принц. Возможно, и Широи здесь скоро появится» - развлечений для людей на Океане было немного. Хотя, фанаты подводной рыбалки с этим никогда бы не согласились. Здесь находился их персональный рай. Пока господин Бенийро рассуждал подобным образом, арфисты начали играть друг за другом, воспроизводя очень красивые мелодии, глядя на «танцующего радужного» осьминога, словно в ноты. «Это он так поет для них?» Самому лучшему исполнителю под конец вечера принесли огромную жемчужину. «Ты зачем сюда прилетел? Тебе импичмент необходим? Хватит отираться возле моего дома!» - в конце вечера Призиденту ОФП пришло на коммутатор сообщение. «Волнуется за меня…» - мужчина улыбнулся «Мне по херу», - ответ Катце был лаконичен. «Пока не помирюсь, отсюда не улечу. Если надо будет, подам в отставку», - отправил он еще одно сообщение вдогонку. «Через двадцать минут садись в гоночный аэромобиль-амфибию синего цвета», - сердце майора, наверно, дрогнуло. Или он решил, что у Президента ОФП на почве странных чувств крыша поехала, и Широи решил убедиться в этом лично. Катце улыбнулся. Половина дела была сделана. Доступ к телу он получил, остальное – дело техники. Уговорит как-нибудь, заболтает.

Laska FM: УРА первая блин в больнице полночь а я читаю украдкой ваш прекрасный фанф. Ариэль солнце молодец ждем продолжением с не терпением. Пусть не люблю насилие но очень затягивает.

Laska FM: Гдееееееееееее продддддддаааааааааа?????????????

oZZornik: Автор загулял

Ariel: Автор тут. Осталась одна глава и эпилог :-) - Привет… шантажист, - половину лица Кина закрывали солнцезащитные очки. Майор Широи поздоровался с любовником, как не в чем ни бывало, словно и не улетал от того на другую планету. Но Катце не обманул его обманчиво добродушный вид. Разговор предстоял тяжелый. И он думал, как бы правильнее его начать. Конечно, можно было притянуть Кина к себе и поцеловать и, скорее всего, они бы быстро помирились до следующей ссоры, так как проблема оставалась. Господин Бенийро не хотел, чтобы его любовник продолжал заниматься шпионской и диверсионной деятельностью, он не желал ни с кем делить того, кто стал ему дорог. Это было по детски, неумно, эгоистично, но Катце ничего не мог с собой поделать. - Извини, я не должен был тебе это все говорить, - мужчина изначально решил повиниться. - Да нет. Ты был абсолютно прав, - Кин не собирался прикидываться невинной жертвой. – Половину своих денег я заработал жопой, а другую половину хуем, и почти все их я просаживаю на гонках в астероидных роях. На последних я даже занял шестое место, - молодой человек оттянул мочку уха, в которое была вдета золотая с изумрудом серьга. - А Ичиго, муж начальника службы безопасности Эос прилетел вторым, - добавил Кин с досадой. – Он этого синеволосого периодически побивает… - Он про это рассказывает? – господину Бенийро стало неприятно, речь шла о человеке-черепахе, одном из похитителей Рауля. - Нет, я сам видел, как он супругу пощечину залепил. В Элите Танагуры все мазохисты или через одного? – майор Широи не мог не поддеть супруга Президента ОФП. - Пятьдесят на пятьдесят, - Катце рассмеялся. С Кином ему было легко и хорошо, поэтому совсем не хотелось рисковать его жизнью и с кем-то им делиться. - Мне, в отличие от Джессики, нравится моя жизнь. Мне нравится соблазнять, интриговать, манипулировать и убивать, - на этой мажорной ноте майор Широи включил двигатель, разогнался над океанской гладью и взлетел. «Интересно, как он здесь ориентируется? Солнце в зените, небо голубое, внизу вода…» - господина Бенийро не покоробило признание любовника, мужчина прекрасно знал, что тот из себя представляет. Кина не переделать, ученые хорошо постарались над его созданием, но компромисс надо было найти. - Я скажу тебе то, что ты слышал сотни раз в своей жизни, - Катце не обманывался, но решил говорить все прямо, не допуская тех же ошибок, что и с Раулем в свое время. – Я в тебя влюбился и это надолго. Мысль о том, что кто-то кроме меня тебя будет обнимать и целовать, какой-нибудь урод, пусть даже красивый, для меня невыносима. Мужчина смотрел, как на губах Кина после этих его слов появилась довольная, даже самодовольная улыбка. Золотые кудри, забранные в хвост, загорелая шея и одуряющий запах кожи. Хотелось обнять любовника и никуда от себя не отпускать. Катце понимал, что это все обман, химера, подделка Юпитерова, как ругался Рауль. (Муж ревновал, это было приятно). Мужчина знал, что на самом деле майор Широи - альбинос с прямыми волосами, а то, что он видит – это подстройка под него, очередного любовника бессердечного существа, которого он, Катце, находясь в отчаянии, неосторожно как-то раз впустил в свой дом. Но что сделано, то сделано. - Катце, - голос Кина стал проникновенным и мягким, от него в буквальном смысле этого слова мурашки бежали по коже. – Я тебе не буду говорить, что я тебя люблю, потому что все, кому я в ней признавался, умирали через некоторое время. А тебя убивать я не хочу и не буду, - молодой человек начал снижение и через некоторое время аэромобиль-амфибия погрузился под воду, двигаясь в тоннеле из освещаемых мощными прожекторами кораллов. - Я слишком истрепал это слово для того, чтобы оскорблять тебя подобными откровениями, - майор Широи говорил абсолютно серьезно. - Ты единственный в моей жизни партнер, с которым я вступил в отношения не по работе, а по собственной инициативе и которого я не хочу ликвидировать. Мне хочется, чтобы ты жил. Мне плохо, когда тебя нет рядом со мной, - продолжил Кин. - Ты первый и единственный гуманоид, которого я привел в свой дом, - они подлетели к огромной стоящей под толщей воды полусфере. – Добро пожаловать ко мне в гости, - улыбнулся майор Широи, снимая очки, вплывая на аэромобиле в шлюз, чьи переборки открылись, как ворота. Дом Кина оказался типичным холостяцким жилищем, вернее – необычным, потому что вряд ли где-то еще можно было увидеть куполообразную студию для проживания одного человека величиной с самолетный ангар, окнами в котором служили стрельчатые «аквариумы», поскольку помещение располагалось под толщей воды. Никаких комнат или перегородок, в туалете даже дверь не была предусмотрена, минимум мебели – широкая кровать, пара кресел, компьютерный стол, кухня со всем необходимым. Единственным исключением являлся длинный шкаф, шедший вдоль одной из стен – в каждой отдельной его секции лежали, казалось бы, непонятные вещи: колба, полотенце, кольцо с изумрудом, кусочек битого стекла, кофейная чашка… Некоторые экспонаты этой странной коллекции были очень ценными, а другие стоили не больше обычного мусора и им и являлись. Складывалось ощущение, словно какой-то клептоман тащил домой свои трофеи. Трофеями они и были. Оглядывавшийся по сторонам Катце это понял. - Это то, о чем я подумал? – спросил он у Кина. Одно дело знать, чем занимался его любовник, а другое – видеть все своими глазами. - Да, люблю забрать что-нибудь на память, - майор Широи подтвердил догадку своего гостя и улыбнулся так, словно они разговаривали о погоде. - Кофе будешь? – спросил молодой человек у Катце. - Да, спасибо, - мужчина опустился в одно из кресел, то оказалось неожиданно удобным. «Интересно, если бы он захотел меня сейчас отравить, что бы он оставил на память: чашку или ложечку, а, может быть, блюдце?» Господин Бенийро не сомневался, что, пожелай Кин его убить, то обставил бы все самым лучшим образом. Сколько таких случаев: ушел человек нырять с аквалангом, не всплыл и даже тела не нашли? Тысячи. Конечно, потом майора Широи ждал бы сюрприз. Мужчина смотрел на спину стоявшего лицом к кофеварке любовника. Тот, почувствовав взгляд Катце, обернулся к нему: - Я никогда не планировал хранить в том шкафу хоть что-то связанное с тобой, - Кин правильно угадал ход мыслей своего гостя. - Угощайся, - молодой человек поставил перед Катце чашку с кофе, - он не отравленный. - Почему? – разговор пошел совсем не так, как господин Бенийро планировал. - Что, почему? – Кин устроился в кресле за столом рядом с Катце. - Почему именно я? – мужчина сам испугался того, что спросил. Президент ОФП был очень скрытным закомплексованным параноиком и тут вдруг начал говорить начистоту. «Что это со мной?» - пытаясь привести мысли в порядок, Катце смотрел на проплывающую мимо стрельчатого иллюминатора рыбу, та была буро-красная, полосатая и лениво шевелила хвостом. - Ты меня спас, - майор Широи назвал самую первую причину. – Меня могли отдать под трибунал за самоуправство, де я там кого-то обворовал, использовал задание в личных целях. А ты меня отмазал, шантажировать не стал. У тебя были все рычаги заставить меня на себя работать просто так, а вместо этого ты снял меня с казарменного положения и дал возможность зарабатывать деньги так, как мне это нравится. Ты сделал меня свободным, Катце. - А сейчас я у тебя эту свободу отнял, верно? – мужчина сделал глоток, кофе оказался вкусным. И причина, почему именно его, Катце, Кин выделил для себя, оказалась понятной и приятной. Господин Бенийро поставил чашку на стол и развернулся к любовнику всем корпусом. - У меня очень дорогостоящее хобби, Катце, - майор Широи перешел сразу к главному. – А принадлежит мне всего-навсего ночной клуб, где я недавно провел капитальный ремонт и открыл второй зал… «Величиной с футбольный стадион…» - добавил про себя Катце. …который был законсервирован из-за пауков Джессики в течение месяца, и у меня недополучена прибыль, на которую я рассчитывал, - начал загибать пальцы Кин. «Дорого тебе твоя подружка обошлась, хотя, учитывая золотой рудник, приобретенный на Паук по ее подсказке, расходы будут компенсированы», - думал Президент ОФП, но слушал молча. - Шахты по добыче рубинов приносят доход, но не астрономический, и всю прибыль сейчас съедает покупка оборудования для разработки месторождения на Паук, - продолжал перечислять свои «убытки» Кин. - Я, конечно, могу попросить брата притащить мне ведро жемчуга, наподобие того, что сегодня подарили победителю конкурса, но быстро я его сбыть не смогу, он уходит через аукционы, если продавать сразу много, упадут цены на рынке. У меня намечался такой жирный объект! – майор Широи говорил с неподдельным возмущением. – Я собирался растрясти его, как следует, и подготовить корабль к следующим гонкам. Но ты наложил вето на мое участие в операции и мне теперь придется их пропустить! – в голосе Кина звучало отчаяние, как у наркомана, который понимает, что дозы ему не получить. - Но, почему ты не хочешь принять помощь от меня? – мягко спросил Катце, пытаясь понять логику своего не вполне гуманоидного визави. - Потому что ты не объект, - молодой человек выдохнул, не понимая, почему должен объяснять элементарные вещи. – Ты мужчина, я мужчина, я не содержанка. Я не могу брать у тебя деньги… «Я не объект отношений, я субъект отношений», - сказанное обнадеживало и Катце решил выложить первый козырь. - Ты помнишь, что я с Людвигом Двадцать Вторым подписал договор о научно-техническом сотрудничестве? – Президент ОФП развернулся к Кину всем корпусом и внимательно посмотрел любовнику в глаза. - Конечно, помню… - у майора Широи в голове уже начали возникать кое-какие гипотезы. - Их боевые крейсеры гораздо быстроходнее наших, и их надо испытывать в экстремальных условиях… «Ах, ты, взяточник!» - теперь молодой человек точно знал, что он получит в качестве извинения. - Ты мог бы подготовить для следующих гонок корабль на основе их истребителя, я собираюсь строить себе новую межгалактическую яхту и должен знать все ее возможности. Что скажешь? – довольный собой Катце приподнял бровь. - Ты… Ты… - на лице майора Широи появилось одновременно радостное и возмущенное выражение. – Это должен быть серийный образец, принятый на вооружение, а не находящийся в стадии разработки. Мне на гонках сюрпризы не нужны, - не смог Кин отказаться от такого подарка судьбы, просто не смог. «Теперь я точно выиграю!» - в мечтах молодого человека его ухо уже украшала платиновая серьга с бриллиантом. - Конечно, - Катце улыбнулся довольно, но в кресле не откинулся, расслабляться было еще рано. - Но гонки проходят раз в год, - продолжал объяснять Кин. – А чем я, по-твоему, должен заниматься остальное время? Аквалангистов учить? Открыть школу подводного плавания? - Ты можешь перейти в аналитический отдел, а в дальнейшем сам разрабатывать операции… - господин Бенийро сказал то, ради чего прилетел. - Я? Буду работать с яйцеголовыми? – в голосе молодого человека прозвучал нескрываемый скепсис. – Такого никогда не было, оперативники отдельно, яйцеголовые отдельно. Такая практика сложилась давно и себя оправдывала. Так как при разработке операций никто из ее авторов не должен был испытывать никаких чувств к исполнителям, например, если чье-то жизнью собирались пожертвовать. - Ты же сам планировал свои операции и только отчеты присылал, - Катце приводил аргументы. - И ты до сих пор жив. Ты знаешь, сколько осталось в живых твоих одноклассников? - Нет… - Кин покачал головой. - Четверо, включая Джессику. Кстати, твой генотип был признан эффективным, было принято решение о создании еще десяти разумных существ на его основе. Конечно, внешностью они от тебя отличаются…- все это Президент ОФП теперь знал достоверно, так как его супруг возглавил Центральный Военный Госпиталь на Наре, в лабораториях которого выводили «гуманоидов с усовершенствованными способностями»… - И ты меня упрекал, как ты там говорил, в бесчеловечности? – возмущался Рауль, когда принял дела. – Здесь генетические мутации прививаются методом научного тыка! Детская смертность девяносто пять процентов! У нас в Гардиан выше шестидесяти не было никогда! На них и лекарства испытывают, и без еды держат, и без воды! Отправляют на планеты с неблагоприятными условиями проживаниями, такими, что Керес просто курортом покажется! - Видишь, как хорошо, что ты все возглавил и наведешь там порядок, - успокаивал Катце разбушевавшегося мужа. - А Ясону ты так же мозг в Эос выносил? – ехидно осведомился он у супруга, переводя разговор на другую тему, и тут же услышал лекцию на тему: Я никогда бы не подверг нейрокоррекции того, кого считал лучшим другом. Что поделать? Господин Ам мыслил предметно, образность мышления, как была ему не присуща, так и осталась. Потом прибежала Аврора, спросила, что такое нейрокоррекция и Катце быстро удалось завершить неприятный разговор, а сейчас он делился с любовником полученными от мужа сведениями… - Не смей встречаться ни с одним из них! – когда Кин узнал о существовании таких же существ, как он сам, в его душе проснулась тревога за Катце, а, также, безумная и весьма удивившая молодого человека ревность. – Любой из них может запросто сделать из тебя марионетку! Ты даже не представляешь, на что такие, как они, способны! - И на что же? – с ехидством спросил мужчина. - Да на что угодно! – майор Широи поднялся из-за стола и начал ходить туда-сюда. – Они никого не любят, ни к кому не привязываются, используют людей и вышвыривают без сожаления! Они, как наркотик! Рядом с ними человек ощущает себя абсолютно счастливым, как будто ему героин вкололи. Теряет полностью критичность мышления. Он умереть готов с радостью! Не смей к ним даже приближаться! У тебя это даже в инструкции, как президенту ОФП, написано! Как ты думаешь, почему нарушившему правило объявляют импичмент? Да потому что федерацией не может управлять подчиненная чужой воле марионетка! - Волнуешься за меня? – усмехнулся Катце. - Волнуюсь, - признался Кин в очевидном. Его воображение уже нарисовало картину – десять зеленоглазых блондинов с разнообразными чертами лица, ростом от метра шестидесяти пяти сантиметров до двух метров соблазняют его мужчину! - Я тоже за тебя волнуюсь. Представляешь? – Катце подошел к любовнику и обнял его за плечи. – И ревную. Ты уже десять лет в полях, пора бы остепениться. Так что подавай документы в Академию. - Пять лет там учиться…- молодой человек сопротивлялся, но уже вяло. - Пять лет будешь жить на Наре, со мной… - констатировал мужчина, обнимая Кина за талию. «У нас все будет по-семейному – Катце, Рауль и Бьерн на Наре Посольство открывает…» - майор Широи запустил пальцы в шелковистые на ощупь волосы любовника и, перехватывая инициативу, мягко толкнул его раскрытой ладонью в грудь по направлению к кровати. Катце мог был быть Президентом ОФП сколько угодно, но в постели он подчинялся ему, Кину. - Я буду жить в общежитии при Академии… - они свалились на постель. Опираясь на прямые руки, поставив их по обе стороны от плеч мужчины, молодой человек навис над своим любовником, глядя на него сверху-вниз. - Вам полагается отдельная квартира, господин подполковник, - в смеющихся глазах Катце скрывалось плохо скрываемое торжество. – Разрешите поздравить Вас с присвоением очередного воинского звания? – он флиртовал, решив таким образом сообщить молодому человеку о продвижении по службе. - Правильно спрашивать: «Разрешите Вас поздравить, сэр?», - Кин поддержал его игру, сумев сохранить лицо и даже не удивиться. - …сэ-эр, - повторил Катце с непередаваемой интонацией в голосе. - Я подумаю… - новоявленный подполковник нахмурил лоб, делая вид, что размышляет. – Разрешаю, конечно же. Но, для начала, я тебя поцелую, - шпион и убийца целовал любовника нежно, ласково, медленно, словно тот был для него главным сокровищем мира. Хотя, возможно, так оно и было. Кин безумно соскучился без своего Президента. *** - А он всегда так за тобой наблюдает? – разморенный, ленивый после хорошего секса Катце, повернул голову в сторону иллюминатора и увидел прильнувшего к нему принца-осьминога. - Обычно без приглашения приплывает, - Кин довольно потянулся, аккуратно подтягиваясь на руках и садясь так, что голова любовника, которую тот положил ему на грудь, сместилась на живот молодого человека, на его пупок и перед глазами господина Президента ОФП появился уже наполовину обмякший член подполковника Широи. «Оближи…» - хотел приказать Кин, но передумал и, медленно пропуская пряди между пальцами, погладил Катце по волосам. - Вот, маленький вуайерист, - с улыбкой произнес он, делая какой-то жест рукой и шевеля пальцами, явно давая понять осьминогу, что его заметили. – Я с ним поздоровался и пожелал ему от нашего имени прекрасного дня. Я тебя ему представил, господин Президент, - произнес молодой человек с легкой насмешкой, продолжая совершать замысловатые движениями пальцами. - Здравствуйте, Ваше Высочество, - в таком виде и при таких обстоятельствах Катце еще ни разу не знакомился с представителем правящей семьи инопланетной расы. Мужчина сел на кровати и изобразил что-то наподобие поклона. Маленький осьминог за стеклом иллюминатора, меняя цвет, радостно зашевелил щупальцами, явно отвечая на приветствие. Тем временем, у господина Бенийро возникло ощущение, словно над куполом дома Кина нависли какие-то тени, освещение изменилось, в океане стало темнее, а лампы бра в ангаре загорелись ярче. - Принца охраняет клан его матери, а, также, кланы, которые мечтают выдать на принца замуж своих дочерей, - объяснял Кин, продолжая общаться с братом. - Ты с ним беседуешь прям, как Грины в Гардиан с разумной осминожкой, - улыбнулся Катце. – Рауль вывел её для твоего отца три года назад, но тому понравились те, что умеют петь и танцевать. В этот момент Кин поблагодарил Бога за то, что супруг его любовника, при очевидной вредности натуры не является прожженным интриганом. - Привезешь её сюда? – новоявленный подполковник Широи, интриганом, как раз, был. – У принца есть мечта, чтобы его избранница была разумной и могла с ним общаться. - Понимаешь, - молодой человек продолжал рассказывать с огромным энтузиазмом, - если мы с тобой привезем ему невесту, то мы и будем ее кланом и сможем бороться за трон на Океане на законных основаниях. Отца брата отравим с помощью танцовщиц, - Кин уже представлял, как Рауль выводит очень красивую ядовитую осьминожку, - и с братом его разберемся, - любовь- морковь, все сейчас ушло для шпиона и убийцы на второй план, глаза загорелись в предвкушении выигрышной операции. «Лапушка», - Катце смотрел на юного любовника с умилением, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы в неведомых космических далях с риском для жизни другим мужикам задницу не подставляло. - Хорошо, привезем и всех отравим, - торжественно пообещал Президент ОФП. Мужчина слез с кровати, заворачиваясь в покрывало, создавая из него нечто наподобие римской тоги, край которой волочился по полу. – Пойдем, - он подал Кину руку, - представишь меня будущему королю, как положено, - вопреки своим собственным словам, мужчина склонился, обхватил лицо коварного мальчишки ладонями и поцеловал, нежно, ласково, испытывая какую-то тянущую боль в груди. Он целовал его так, как когда-то, целую жизнь назад целовал на Амои Рауля Ама. И в этот момент Катце осознал, что у него есть все: любимый супруг, любящий любовник, очаровательная дочь, верные друзья, деньги и власть, мужчина с неверием и удивлением чувствовал и осознавал, что он, наконец, счастлив и ничего в своей жизни, если бы он смог, не хотел бы менять.

рогоза:

рогоза: Дождались!!!

рогоза: Спасибо!!! С наступающим Новым Годом!

Ariel: Поздравляю с наступающим Новым Годом. Вот еще продолжение. Мимея. В то время, как разумное существо, известное в гуманоидном мире, как Катце Бенийро, пришел к согласию с самим собой и наслаждался жизнью, на планете Бизон происходили драматичные события… «Дорогой Рики, дорогой Гай…» - владелец планеты с растерянностью читал написанное от руки чернилами на плотном листе бумаги письмо, пришедшее на его имя из принадлежащей ему же клиники протезирования и трансплантологии. «…о вашей связи я узнала около полугода назад, но слишком люблю вас обоих, чтобы вставать между вами…» - после прочитанного, Гай понял, что строчки поплыли у него перед глазами и он в растерянности сел на кровать. Вот и объяснение, почему жена отдалилась от него в последнее время и почти все время проводила в больнице на сохранении. Его супруга, Мимея, родив ему третью дочь, сейчас находилась в клинике, чтобы пройти плановую замену тела, которое было несколько истрепанно непрерывными беременностями и родами. «Она все про нас с Рики знает…» - в голове стало пусто, как бывает после катастрофы, которой не удалось избежать. Мужчина заставил себя читать снова. «Гай, я иногда думаю, почему так все получилось в моей жизни. Возможно, потому что я была слишком самоуверенной или не видела дальше своего носа? Или, потому что я получила неправильное воспитание и не умела себя ценить по достоинству? Возможно, я слишком навязывала себя или дело в чем-то еще? Знаешь, Гай. Я, наверно, не решилась бы сделать то, что сделала, если бы ни увидела вас с Рики вместе. Вы ведь по-настоящему любите друг друга, надеюсь так где-нибудь когда-нибудь кто-нибудь полюбит и меня…» Господину Рите, прочитавшему эти строки стало страшно и очень захотелось выпить. «Неужели она решилась на самоубийство?» - чувства, которые Гай испытывал сейчас, были сродни тем, что он ощущал, когда Рики Дарк ушел к Ясону в пылающий Дана Бан - ощущение потери родного и любимого человека. И ничего не изменить и не исправить. «Я посоветовалась со специалистами, сославшись на некий психотравмирующий опыт, не дающий мне правильно строить свою жизнь. Вначале я просто хотела стереть годы жизни с тобой из своей памяти, но потом поняла, что тогда это буду уже не я. Как бы мне ни было больно, я не хочу ничего забывать. Мне предложили другое решение – наложить психоматрицу и воспоминания в детское тело, достаточно взрослое, чтобы я, подобно младенцу, не забыла все естественным путем и могла понимать суть произошедших со мной событий. Но, в то же время, такое, чтобы из-за растущих структур головного мозга, в результате, всю мою прошлую жизнь я вспоминала, как просмотренный фильм. Оптимальным возрастом врач назвал восемь лет. Так что сейчас, когда ты читаешь это письмо, я восьмилетняя лечу на Нару. Я решила, что будет справедливо, если до своего совершеннолетия я поживу с Раулем и Катце. Они еще про это не знают, будет сюрприз. Я никому ничего не сказала, не хотела, чтобы меня кто-то отговорил. Старое мое тело похороните, думаю, придумаете, что наврать покрасивее. В этом вы мастера. Желаю вам с Рики счастья. Не хочу Вам мешать и стоять между Вами. Поэтому и ухожу. Возможно, через несколько лет мы сможем общаться. Береги моего сына… P.S. С нашего общего счета я на счет на предъявителя перевела пол миллиарда кредитов Федерации. Драгоценности тоже увезла. Согласись, уходить с пустыми руками было бы глупо. Мимея». И не слова об их общих дочерях. В письме даже не было просьбы их поцеловать. «Кем она была на Амои? Элитной самкой-производительницей, в которой поколениями культивировалась способность легко забывать своих детей?» - дочитанное письмо с мягким шорохом упало на пол. Гай сидел на супружеском ложе, на котором частенько изменял жене с ее собственным сыном, закрыв лицо руками, и пытался понять, что ему делать. Останется ли с ним Рики Татсу после этого или бросится в дом Катце вдогонку за матерью, которую очень любил и к которой был сильно привязан? Гай никак не мог понять, почему это случилось именно с ним. Разве он не заслужил простого счастья? Он родился в Гардиан, и в тринадцать лет был выброшен в Керес. Он был верен Рики, Гай его дождался из интерната и они сколотили вместе банду. Гай был верным любовником, надежным товарищем и благородным человеком, насколько это было возможно в той реальности. Как же так вышло, что он сначала стал партнером отца, затем - мужем матери человека, которого сейчас безумно любил? Господин Рита понимал, что если вся вселенная погибнет и в ней останется лишь Рикардо Татсу, ему будет этого достаточно для счастья… Время тянулось. Звук разъезжающихся дверей, шаги по коридору… - Гай, что случилось? – все еще сидя с закрытыми глазами, мужчина услышал, как на прикроватный стол шлепнулись перчатки, почувствовал, как на его плечи легли ладони юного любовника. От Рики пахло кожей, резиной и машинным маслом. «Опять носился на байке по пустыне…» - мужчина поднял подбородок, рассматривая снизу вверх стоявшего перед ним подростка. Рикардо вырос выше своего отца, он был шире в плечах, чем Рики Дарк в том же возрасте, волосы цвета воронова крыла были стянуты в хвост и доходили до поясницы. «Рики было столько же, сколько ему сейчас, когда Ясон заманил его в Эос», - подавив вздох, Гай поднял письмо Мимеи с пола и протянул любовнику. Чем дольше тот читал письмо, тем бледнее становился, закончив читать, Рикардо Татсу с яростью сжал в руках несчастную бумажку. - Как она могла! Бросить девочек, бросить тебя! Она даже бороться за тебя не стала! – глаза юноши блеснули яростью, он стал очень похож на своего родного отца в те моменты, когда того что-то сильно возмущало. И, в то же время, Гай видел перед собой избалованного единственного сына могущественного и очень богатого политика, привыкшего, что все в мире подчиняется исключительно его желаниям. - Она живой человек, Рики…- мужчина позволил себе вздох. – Я очень перед ней виноват. Я должен был быть честным с ней, она не заслужила того, что мы с ней сделали. - Пусть так… - на лице Рикардо неожиданно появился страх. – Гай! Ты же не бросишь меня для того, чтобы помириться с ней? – юноша уселся мужчине на колени, обнял и требоваться посмотрел в серые глаза. - Я люблю тебя Гай и никому не отдам! Даже ей… – Рикарду Татсу любил и мать и отца, но с ними было, в конце концов, все в порядке. Но Гая он любил гораздо сильнее. А у мамы будет новая жизнь, она сама захотела так сделать. «Почему ты помогаешь мне Катце? – спросил, очнувшись после взрыва в Дана Бан в больнице, Гай много лиц назад у того, кому было суждено стать Президентом ОФП. – Потому что, если я не сделаю это, все жертвы Рики будут напрасны. Он хотел, чтобы ты жил. Не будет ничего плохого, если мы залижем друг другу раны…» - Ни за что на свете не расстанусь с тобой, Рики, - ответил Гай Рита сыну своей первой любви. – Иначе все наши жертвы будут напрасны. Мимея подарила нам жизнь без вранья. Было бы преступлением не принять этот дар и не стать счастливыми. В то время, как, возможно, не самые высоконравственные, но окончательно разобравшиеся в своих чувствах отчим и пасынок клялись друг другу в вечной любви, бывшую жену и бывшую мать в ее новом теле скоростной звездолет мчал сквозь черноту космоса на Нару. Она знала, что ее зовут Мимея, что в прошлой жизни она была любовницей пета Первого Консула Амои, а потом четвертой женой Президента ОФП Рафаэля Татсу, который усыновил ее прижитого от любовника сына Рикардо, а затем вышла замуж за владельца планеты Бизон миллиардера Гая Риту и родила ему троих дочерей, последнюю из которых даже не увидела, и это была так странно. Словно и не с ней. «Больше никаких мужиков! На ближайшие десять лет. Вот Рауль и Катце удивятся, когда меня увидят…» - она точно знала, что они ее примут и усыновят. «Хотя, Гай может предупредить Катце. Памфуция, наверно, на меня разозлится…» - Мимея стала ребенком и эмоции у нее были детские. Именно то, чего она хотела. Ничего не забыв, начать все с начала, но с более высокого старта.

рогоза: Спасибо!!! С Новым Годом!

Ariel: В это время на Наре. Резиденция Посольства планеты Сеньян на Наре поражала своим великолепием, но для свиданий Лорда Бьерна Гахана и господина Рауля Ама совсем не подходила. Слишком много посторонних глаз. В особняке же, в доме Катце, как Блонди по привычке называл свое теперешнее место жительства, встречаться тоже было невозможно. Там жила его дочь, Аврора, вместе со слугами Самитцу и Анни. Рауль не хотел, чтобы его ребенок вольно или невольно оказался свидетелем какой-то сцены или нашел вещь, которая бы приоткрыла неокрепшему разуму дверь в мир БДСМ. Блонди желал, чтобы его дочь выросла нормальной, чтобы в ее жизни все было правильно, насколько это было возможно, учитывая личности ее родителей. Поэтому, пользуясь тем, что он – начальник Центрального Военного Госпиталя, господин Ам оборудовал студию для свиданий с любовником прямо у себя на работе, в одной из расположенных в подвальных помещениях лабораторий с толстыми стенами и прекрасной звукоизоляцией. Причем, этот факт особо никого не заинтересовал, так как эксперименты в этом научном и лечебном учреждении, порой, проводились куда более жестокие, нежели в некогда гонимой и оклеветанной, ставшей теперь филиалом Центрального Военного Госпиталя Гардиан. Блонди так и не смог привыкнуть к двойной морали Федералов, считая ханжескими утверждения о том, что ради благой цели, можно пойти на любые преступления, но никогда не надо называть все своими именами. Раулю Аму было сложно работать с людьми, многих из них он считал неумными, подлыми и недалекими. Он не понимал, как можно смолчать об ошибке, которая грозила проведению важного эксперимента и сводила на нет труд многих ученых, лишь для того, чтобы не лишиться премии, или как можно напрашиваться в соавторы к собственному студенту, к научному открытию которого не имеешь никакого отношения. Поэтому (как выражались Федералы) «выжигая гниль каленым железом», Рауль в первую же неделю, работая на посту руководителя Центрального Военного Госпиталя, дал некоторым его сотрудникам выбор: либо тихо уволиться по собственному желанию, либо быть выгнанными с позором в связи с неполным профессиональным соответствием, а также инициировал несколько уголовных расследований по поводу растрат. Многие ученые на своем опыте узнали, что такое неподкупность Элиты Танагуры. «А Ясон деньги бы взял, а уже потом вышвырнул бы всех с волчьи билетом или стал использовать в своих целях», - господин Ам в очередной раз подумал о том, насколько неправильным стал его друг. Блонди было сложно, он привык к более эффективной работе персонала, оставшимся ученым тоже было нелегко: работая в последние десять лет под руководством пожилого, мечтавшего о пенсии, весьма снисходительного руководителя, люди с трудом привыкали к новым требованиям. Рауль тосковал по Амои, по Эос, по своим уютным апартаментам, по двум лунам на ночном небосводе, по беседам с Адамом Мегеле. На Наре для Блонди все было чужим, молодому мужчине так хотелось забыть про все, хотя бы ненадолго. Встречи с Бьрном, особенно после отлета Катце на Океан, который кинулся мириться со своим обиженным любовником, стали для Рауля отдушиной, возможностью забыться и расслабиться. Стоило тяжелой бронированной двери, ведущей в переоборудованную под лабораторию студию, закрыться за спиной Блонди, тот становился рабом, вернее, даже вещью Бьерна, единственной радостью для которой было подчиняться своему хозяину. Никаких своих желаний, никаких мыслей в голове – блаженная пустота, то благословенное время, передышка, во время которой Рауль ничего не решал, все решали за него. Он даже «нет» не мог сказать, отказавшись от табу и стоп слова, становясь на время сессии полностью бесправным. Не потому что Бьер настоял, Блонди сам так захотел. Чтобы все было по-настоящему. В жизни Рауля было три садиста: Катце, до срока погибший сталелитейный король по прозвищу «Черная Скала» и лорд Гахан, все они были разными. Все, что делал чернокожий гигант, было пропитано неприкрытой похотью. В глазах Катце, когда тот его истязал, Рауль видел ненависть, страх потерять, боль и желание, а вот Бьерн, делая ужасные с точки зрения обывателя вещи, мучая партнера, смотрел с нежностью и любовью. «Как на пета», - когда-то в Эос так Ясон смотрел на Рики. Раулю нравилось быть петом Бьрна. Блонди любил стоять перед ним обнаженным на холодном, покрытом мраморной плиткой полу на коленях, чувствуя, как те начинают болеть из-за соприкосновения с жестким покрытием. Рауль обожал тереться щекой о ладонь любовника, чувствовать, как пальцы Бьрна, перебиравшие в такие моменты его волосы, внезапно становились жесткими и сжимались у корней, принося желанную тянущую боль и чувство беспомощности. Блонди обожал член любовника и его яйца, сосать их и облизывать, когда его, Рауля, глаза закрывала плотная маска, а руки оказывались связаны за спиной, причем так сильно, что следы не проходили несколько часов. Блонди полюбил вылизывать обувь лорда Гахана и лежать, свернувшись калачиком на ковре у его ног – забрызганный спермой, со следами истязаний на теле и зареванный. Забыв о чувстве стыда, о запретах, обо всем. Время тянулось странно в эти моменты, после сессий Рауль приходил в себя по часу, бывало дольше, не желая из мира блаженной пустоты возвращаться в реальный мир. Бьерн же в своих пытках и истязаниях с каждым днем становился все изощреннее. В тот момент, когда Рауль полностью отдал власть ему в руки, сказав, что тот может делать с ним «что угодно», лорд Гахан подумал, что это просто слова. И действовал довольно осторожно, внимательно наблюдая за реакцией любовника на происходящее. Блонди все нравилось, более того, Рауль испытывал настоящее наслаждение от своих мучений, унижений и несвободы. Сеньянин помнил, что в течение двух с половиной лет его любимый Блонди фактически был в рабстве у Катце, и, вероятно, стремится к тому же бесправному состоянию и что если он, Бьер, не даст Раулю желаемого, то тот рано или поздно найдет это где-то еще. Сначала мужчине было немного страшно от открывавшихся возможностей, а потом он вошел во вкус, понимая, что не так уж и отличается от своего первого любовника и двоюродного брата Карла. Бьерн осознавал, что помешался на Рауле точно так же, как находящийся сейчас в психиатрической больнице Карл помешался на нем самом. «По крайней мере, это с ним делаю я, а не кто-то другой» - сеньянин, испытывая стойкую эрекцию, смотрел на жестко зафиксированного на операционном столе, подготовленного для проктологических операций Рауля. Руки нижнего лежали вдоль тела и были привязаны ремнями в районе запястий и локтей, еще один широкий ремень прижимал Блонди к столу в районе диафрагмы, веревка, заплетенная в косу, была примотана к изголовью кушетки, лишая пленника возможности мотать головой из стороны в сторону. Ноги Рауля оказались широко разведены в стороны – икры лежали на ложементах с тем, чтобы исключить нагрузку на бедра, а щиколотки плотно обхвачены стальными фиксирующимися болтами креплениями, по виду напоминавшими кандалы. Блонди был беспомощен, раскрыт и доступен. И, при этом у него была эрекция. - Я запрещаю тебе говорить со мной, - Бьерн смотрел на каплю пота, стекавшую по виску любовника, на его напряженными соски, вздымающуюся грудь и приоткрытые алые губы, которые нижний невольно облизнул. Поймал поплывший, терявший осмысленность взгляд любимого, впадавшего в то состояние, когда с Блонди можно было делать все, что угодно. Как лорд Гахан обожал этот рот! Целовать, кусать, бить, насиловать, затыкать кляпом или растягивать распорками. Для задуманного требовалось последнее… - Открой рот, любимый, - взгляд у мужчины был ласковым, а голос нежным и спокойным. Рауль подчинился, словно послушная кукла. Бьер ввел ему стальные пластины за зубы, фиксируя их так, что губы Рауля оказались максимально растянутыми, а челюсть разведенной. Лорду Гахану потребовалась сила воли, чтобы не расстегнуть ширинку и не начать вбиваться по самые гланды в этот беспомощно раскрытый рот. - Умница. Высунь язык, - сеньянин наслаждался, разглядывая покорного любовника, который после курса омоложения на Бизон выглядел очень юным. Когда Рауль выполнил приказ, мужчина надел на его язык прищепку с электрической клеммой, после чего потрепал по щеке, больно сжимая пальцами кожу, глядя, как в уголке губ нижнего начала собираться вязкая ниточка слюны. Затем лорд Гахан зафиксировал зажимы с клеммами на сосках любовника, так, что те стали сплющенными, а потом еще зафиксировал их пластырем крест на крест. Наклеил клеммы на пупок Рауля. Нежно провел ладонью по большому, стоявшему члену Блонди, перехватывая его у основания кольцом из электропроводящего материала, глядя, как наливается кровью и краснеет до этого ярко-розовая головка, и бандажом из такого же материала перетянул мошонку своей жертвы. Потом наступило время для самого интересного. Сев на стул между широко разведенных в стороны ног любовника, Бьерн натянул одноразовые тонкие латексные хирургические перчатки, выдавил себе на пальцы гель и щедро смазал им розовый, подрагивающий анус жертвы своей фантазии. После чего взял медицинский анальный расширитель и медленно ввел его в тело Рауля. Тот застонал и двинул бедрами, словно хотел принять в себя инструмент пытки поглубже. - Лежи спокойно, - Бьерн плавно раздвигал стенки ануса Блонди, уже зная его возможности. Минут через пять сжавшееся ранее плотное колечко представляло самой сильно растянутый раскрытый круг, в который хорошо просматривались розовые стенки прямой кишки пленника, верхний специально так поставил свет, чтобы все было видно, как можно лучше. - Сейчас начнется самое интересное, - ласково пообещал лорд Гахан и вытащил из лежавшего рядом на столике прибора для игр с электричеством приспособление с тонкой загнутой на конце иглой и подал на нее напряжение. Она не накалялась, а выдавала электрический разряд и могла уколоть. Введя ее через расширитель в прямую кишку своей жертвы, Бьер надавил на уплотнение предстательной железы любовника, после чего тот вскрикнул, почти взвизгнул и попытался отстраниться от пытки, но ремни держали крепко. Открытый, беспомощный, бесправный, игрушка жестокого хозяина. Лорд Гахан раз за разом надавливал «иглой» на простату, делая разряд тока все более сильными, слушая крики любовника, и прекрасно зная, что это самое начало истязания. Отложил орудие пытки в сторону, давая любовнику небольшую передышку, вытаскивая из паза приспособления для игр с электричеством тонкий уретральный буж, соединенный с устройством с помощью провода. И, слизав языком с налившейся кровью, ярко-алой головки Рауля каплю прозрачной смегмы, ввел в уретральный канал члена любовника орудие пытки, но еще не подал на него напряжение. То погружая внутрь, то вытаскивая, слушая стоны любовника, глядя на его покрасневшее от невольно выступивших слез искаженное мукой и желание лицо и перепачканные в слюне, растянутые губы, и в результате, Бьерн ввел буж полностью. Потом сжал в кулаке яйца Блонди, от чего тот глухо захрипел, и стал соединять клеммы зажимов на сосках, языке и пупке и бондажа на члене Рауля с проводами «адской» машинки, и подал напряжение. Тело поленика стали пронизывать болезненные электрические импульсы, которые становились все сильнее, они, согласно заданной программе, то накатывали, то утихали, но промежутки между нами становились все меньше. Рауль уже не соображал, что с ним происходит, он метался бы, если бы не удерживающие ремни, и кричал, то ли от невыносимой боли, то ли от невозможности кончить, из его глаз брызнули слезы, а с губ, когда ему удавалась немного повернуть голову в сторону, лилась слюна. Бьер видя, что его жертва вышла на предел своих возможностей, да и у него самого яйца ломило, вытащил расширитель из ануса Блонди и ввел туда свой член, начиная трахать любовника жестко, на всю длину, желая, как можно быстрее кончить. Сжимая пальцами одной руки ягодицу пленника, впиваясь в кожу ногтями, лорд Гахан пальцами другой руки продолжил в такт движениям своих бедер вытаскивать из уретры Рауля буж и проталкивать обратно вглубь ставшего почти фиолетовым члена пленника, глядя, как нижний, теряя человеческий облик, рвется из своих пут. И уже, чувствуя, что вот-вот кончит и, слыша, что крики любимого превратились в подобие звериного рыка, отключил электричество, вытащил буж и снял бондаж с члена Блонди, довел его до оргазма, проведя сжатым кулаком вдоль ствола, надавливая пальцами на головку и кончил сам, заливая нутро Рауля своей спермой, чувствуя, как сжимается любовник вокруг его члена. После чего, тяжело дыша, слыша, как в ушах шумит кровь и видя красные круги над веками, упал на него сверху. Испытавшего оргазм Блонди трясло, словно в ознобе, ему было холодно, от чего он покрылся гусиной кожей. Даже когда пришедший в себя Бьерн освободил его от зажимов и отвязал, Рауль сжался на кушетке в позе эмбриона и продолжил плакать, скуля на одной ноте, не замечая ничего вокруг себя. - Тише маленький, мой любимый, мой хороший, - лорд Гахан, завернув любимого в заранее приготовленное пушистое покрывало, подхватил его на руки и отнес на диван, положил и лег рядом, обхватив руками со спины, шепча всякие нежные глупости в шею и целуя ее. Потом, когда протяжный вой Рауля перешел в судорожные всхлипывания, Бьерн сел на диван и усадил любовника себе на колени. Тот уже начал возвращаться в реальность и осознав, где он и с кем, высвободившись из мягкого кокона, вцепился мужчине в плечи. - Сделай что-нибудь, - зарыдал он снова, Блонди мелко трясло. У Рауля ресницы слиплись от слез, покрасневшие глаза казались маленькими, а нос распух, губы все еще были перепачканы слюной и кривились в гримасе, но Бьерну он казался самым красивым. - Я тебя люблю, - теперь он целовал Рауля нежно и ласково, заваливая на диван и взял его два раза подряд, сначала на животе, а затем лицом к себе, секс был медленным и плавным. После второй разрядки Блодни прижался к любовнику и уснул. И никто бы не узнал в этом беззащитном заплаканном юноше с распущенными спутанными волосами, между бедер которого стекала сперма, бесчеловечного формалиста и мизантропа, как его уже успели прозвать в Центральном Военном Госпитале, господина Рауля Ама.

Tiarinial: Автор! Мы скоро умрём от старости так и не дождавшись окончания

Roleplay: Читаю данное произведение с 2008 г., так хочется узнать, чем все закончится. Надеюсь, что все же этот день когда-нибудь настанет.

Tiarinial: Похоже продолжения не будет

Неджи: А я всё надеюсь...

Ariel: Почему не будет? все будет:-) недельки через две... последняя глава и эпилог

Ariel: Я не верила, что настанет этот момент, но Я ЕГО ДОПИСАЛА! В резиденцию Катце (Рауль все еще не научился называть этот помпезный особняк своим домом) господин Ам приехал расслабленным и умиротворенным. Ему хотелось съесть что-нибудь сладкое и побольше, торт, например. А еще он собирался попросить верного фурнитура Самитцу сделать ему укол витаминов Е и В, чтобы его, Рауля, на следующий день не накрыла черная депрессия, как это бывало, порой, после особо жестоких сессий с Бьерном и (в прошлом) с Катце. В такие моменты мир виделся мрачным, словно из него исчезала вся радость жизни, а своего накануне желанного садиста хотелось просто убить или, хотя бы, никогда больше с ним не встречаться. Дня через три такое настроение проходило, но в душе оставался неприятный след. Если во время принудительных отношений с Катце Рауль объяснял подобное состояние, как реакцию на унижение, то в случае с Бьерном оно было вызвана переизбытком допамина и эндорфина, которые накануне поступали в кровь Блонди. Организм требовал столько же, но не получал, и от этого возникала тоска и все виделось в черном свете. Господин Ам про это прекрасно знал и заранее принимал меры. «Еще надо сделать эхо-электрокардиограмму сердца» — электроплей (то, чем они занимались с Бьерном) оказался серьезной нагрузкой на организм. Рауль не хотел снова менять тело из-за сердечного приступа. «Да, прямо сейчас и сделаю…» — войдя в гостиную, Рауль растерял все свои мысли и чуть было этот самый сердечный приступ не схватил. На диване сидела Мимея. Но не взрослая наглая женщина, отравившая его в доме своего бывшего мужа Рафаэля Татсу и отдавшая его в лапы к Катце, а маленькая неполовозрелая самочка, точно такая же, какую он в давно минувшей юности приобрел для размножения. «Девочка…» — поправил Рауль сам себя. Рядом с Мимеей стоял верный Самитцу, поджарый, с пепельными, почти седыми волосами. За все то время, что Блонди знал своего фурнитура, тот внешне не изменился вообще. В ногах у девочки стоял большой чемодан. Невидящим взглядом Рауль посмотрел прямо перед собой и в огромном, висевшем на стене зеркале разглядел свое лицо: юное, именно такое лицо у него было, когда он приобрел Мимею на аукционе. И тут Блонди стало по-настоящему страшно. «Не может быть! Неужели все, вся моя жизнь была выдуманной?! Химерой, навеянной мне скучающей Юпитер?» — господина Ама, хотя он сам того не заметил, прошиб холодный пот, а его руки и ноги стали ледяными. В душе поднялась паника и навалилось огромное чувство потери. «Жизнь — это реальность, данная нам в ощущениях…» — ощущения бывают искусственными, Рауль это знал, он ведь был нейрокоректором. Он знал, что если его предположения верны и всю свою предыдущую жизнь он увидел в нейрокорекционном кресле, то через пять секунд его мозг начнет воспринимать настоящую информацию в полном объеме. Роскошная обстановка гостиной превратится в элегантную приемную в Эос, классический скромный сарафанчик Мимеи — в короткую юбочку-пояс и топ, не закрывающий пупок, чемодан станет белым и пластиковым, какие выдавали после продажи детям выпускниц Академии, а на Самитцу окажется надета форма фурнитура. «Надо будет выпросить у Ясона Катце, в шахматы выиграю! И сбегу вместе с ним на Лагуну!» — Рауль вспоминал места тусовок Бьерна Гахана, про которые тот ему рассказывал. «А если Бьерна никогда не существовало?!» — Рауля охватили отчаяние и паника. «Тогда подвяжусь делать всяких уродцев, чтобы их Ясон извращенцам продавал! И сбегу с Катце на лагуну! Операцию ему сделаем! Все у нас будет нормально…» За те пять секунд, в течение которых господин Ам с ужасом ожидал окончательного прояснения своего мировосприятия, он осознал, что ему нравится его жизнь. Та самая, которая последние четырнадцать лет была дана ему в ощущениях, вместе со всеми ее радостями и страданиями, и что он не хочет ее ни на что менять! Эос виделся ему роскошной тюрьмой, Юпитер — ментально нездоровой надсмотрщицей, а все его привилегии Блонди — ярмаркой тщеславия. Но пять секунд прошли и ничего не поменялось. Реальность оказалась настоящей. — Я сделала операцию по замене тела! Ты, Рауль Ам, виноват во всех моих злоключениях и обязан взять ответственность на себя! — испытывавший чувство огромного душевного облегчения (примерно такое, какое испытывает приговоренный к смертной казни человек, узнавший, что его оправдали и помиловали) Блонди начал понемногу понимать то, что говорила ему Мимея. Она его в чем-то обвиняла, как, впрочем, и всегда. — Да, ты совершенно права, — у Рауля не было ни сил, ни желания с ней спорить. — Ты обязан меня усыновить и заботиться обо мне до совершеннолетия! — девочка продолжала напирать. — Хорошо… — находившийся в состоянии полной прострации после пережитого минуту назад ужаса господин Ам был готов согласиться на что угодно. Он вежливо предложил Мимее выбрать в особняке любую из понравившихся ей комнат, отдохнуть и потом спуститься к ужину. — Спасибо, — если честно, девочка не ожидала подобной реакции на свое появление. Сюрприз удался. Рауль Ам смотрел на нее, словно на привидение, и казалось, еще немного, и он упадет в обморок от ужаса. Но потом, даже не задавая лишних вопросов, на все согласился. «Возможно, он действительно раскаивается?» — Мимея поняла, что испытывает дискомфорт в детском теле, что ее решение было необдуманным и поспешным, но изменить уже ничего было нельзя. «Постараюсь провести годы взросления с пользой» — это означало — закончить хорошую школу, понять, чем она будет заниматься в жизни, какую хочет получить профессию. Выбрав себе «комнату» — апартаменты, состоявшие из спальни, гостиной, комфортабельной ванной и огромного балкона, с которого открывался великолепный панорамный вид на столицу ОФП Нару, девочка решила позвонить и «сдаться» своей подруге Памфуции. — Психанула после родов… Не рассказала, потому что ты меня отговорила бы… Нет, к Гаю возвращаться не хочу, он мне надоел, хочу пожить для себя… — Мимея так и не смогла озвучить истинную причину своего бегства с Бизон, не желая подставлять сына и мужа. Или бывшего сына и бывшего мужа? На том конце «провода» беглянку заверили, что если что, она может обращаться, а дети вообще кошмар, а мужики обнаглели. Под конец разговора Памфуция сообщила, что будет межпланетная трансляция похорон бывшего тела Мимеи, то есть почившей в бозе супруги миллиардера Гая Риты Мимеи Риты, и что она, Памфуция, будет лично заниматься их организацией. — Надеюсь, моя дорогая, тебе понравится! Навещу тебя, когда прилечу на Нару, сходим куда-нибудь, развлечемся, — на этой мажорной ноте они завершили разговор и разъединились. «Угу… Сходим. В кафе-мороженое или в зоопарк» — Мимея подумала, что, возможно, ее жизнь в ближайшие восемь лет будет не такой уж и ужасной, а потом она вырастет и станет взрослой и опять же вставал вопрос, чем потом заняться… — Ближайшие восемь лет вовсе не будут ужасными, — вернувшийся домой к семье Катце успокаивал ставшего подозрительно ласковым и внимательным Рауля. Да, что уж там, ласковым и внимательным, увидев супруга, господин Ам к изумлению первого повис у него на шее и не отходил ни на шаг. Уже извещенный Гаем о том, что сделала Мимея, Катце был немного шокирован таким экстремальным решением и пообещал другу и бывшему любовнику позаботиться о ней. Поэтому непривычно ласковое и внимательное по отношению к себе поведение Рауля мужчина списал на пережитый тем стресс и сейчас, лежа в кровати, успокаивал супруга. — Я не думаю, что Мимея как-то навредит Авроре, ты ее демонизируешь, — внушал Катце Блонди, обнимая его, нежно поглаживая по обнаженному плечу. — Но всегда, когда она появлялась в моей жизни, случалось что-то плохое! Тогда, в ее доме здесь на Наре. Я так был рад тебя увидеть живым и здоровым, я ведь считал, что ты погиб. Я пять лет подряд жалел, что не смог перед тобой извиниться. Я хотел перед тобой извиниться уже на следующий день после того, как изнасиловал тебя в Эос! — слово было произнесено. — А она пришла, отравила меня и начался какой-то ужас. Ведь все могло быть совершенно по-другому! — с таким Раулем Катце был не знаком и сейчас, внимательно глядя на супруга, открывал его для себя с какой-то новой стороны. А Блонди все говорил и говорил, с той горячностью и запалом, с какими много лет назад пытался внушить Ясону, что тому надо избавиться от Рики. — Мимея на самом деле жертва, — ответил Катце, выслушав неожиданно экспрессивную исповедь Рауля. — Рики ее использовал для того, чтобы унизить Ясона, ты ее использовал, чтобы Ясон избавился от Рики, ведь ты мог ее остановить, как ее хозяин, но не сделал этого. Я ее использовал, чтобы добраться до власти и до тебя, — Катце взял ладонь Рауля в свою и поцеловал его пальцы, сглаживая впечатление от своих слов. — Рафаэль Татсу ее использовал, чтобы получить сына, Гай — для того, чтобы забыть Рики. Она верила, она любила и обманывалась раз за разом. Мы все очень виноваты перед ней. Поэтому восемь лет в нашем доме — не такая уж и большая цена за ее возможное счастье, — Катце не знал, поведала ли Мимея бывшему хозяину истинную причину своего бегства, поэтому в подробности вдаваться не стал. — Рауль, с тобой что-то случилось? — Катце видел, что его супруг изменился. Словно их разделяло тонкое стекло, а теперь оно треснуло и они, наконец-то, смогли взяться за руки. Блонди стал таким, каким был, когда утратил часть своей памяти, но сейчас то он все помнил, но все равно продолжал смотреть на мужа так, словно не мог налюбоваться и ужасно боялся Катце потерять. — Да… Случилось, — Раулю захотелось все рассказать, чтобы окончательно избавиться от охватившего его день назад кошмара. — Когда я вошел в дом и увидел маленькую Мимею с чемоданом, Самитцу, стоявшего возле нее, и свое отражение в зеркале, я подумал, что нахожусь на Эос после сеанса нейрокорекции и что всей моей жизни с тобой на самом деле не было. — Разве это не повод порадоваться? — грустно улыбнулся мужчина, глядя в зеленые глаза своей Немезиды. — Это было ужасно, словно… — Блонди пытался найти сравнение. — Словно в болото провалился, как будто от меня отрезали что-то важное или обокрали. Отняли, все, что я любил! — в глазах Рауля промелькнул отблеск вчерашнего отчаяния. — И что бы ты сделал, если бы это оказалось правдой? — то, что говорил любимый, лилось бальзамом на израненную душу бывшего фурнитура. — Если бы ты на самом деле очнулся в Эос? — Я накопил бы денег, соблазнил бы тебя и уговорил бежать с Амои! — воскликнул Рауль и мучительно покраснел. В сочетании с его юной внешностью выглядело это, с точки зрения Катце, просто обворожительно. — Чтобы соблазнить меня в те времена, тебе не пришлось бы много стараться. Я, наверно, одурел бы от счастья, но в силу особенностей физиологии, нас с тобой на Амои ждал бы исключительно извращенный секс, — мужчина шумно выдохнул и притянул Рауля к себе, утыкаясь носом в его макушку. — Мы сделали бы тебе операцию по восстановлению и сбежали бы на Лагуну. Я работал бы в научном центре, а ты программистом, — продолжал мечтать Блонди. — А потом мы пошли бы развлекаться в «Амстердам» и на тебя запал бы его хозяин, накурил бы тебя и ты плясал бы в голом виде на подиуме, — Катце вспоминал их приключения и добродушно посмеивался. — Я бы сделал вид, что повелся на его ухаживания и отравил бы… — Мы прикарманили бы все его деньги и жили бы припеваючи, — господин Бенийро закончил мысль за своего визави. — Хотя, нет, я бы так не поступил, я тогда был очень правильным юношей, — задумчиво произнес Катце. — Мечтательным, наивным и очень любопытным, — он вздохнул. Они сидели на кровати и говорили о том, что окружающим показалось бы совсем не интересным, или развратными, или циничным, но было очень важным для них двоих. Это оказалось так приятно: сидеть и говорить, не обдумывать каждое слово, не ждать подвоха, просто расслабиться. Впервые с того момента, как к Раулю вернулась память, мужчина почувствовал, что Блонди перестал его боятся. Словно ужас возможной потери сжег все плохое, а оставил только хорошее. У них снова появился шанс — просто жить, доверять друг-другу, не держа камня за пазухой, не опасаясь, не интригуя, не подставляя друг друга, не делая друг другу больно. Курить хочется, — сознался Катце. Он не делал этого много лет, а тут вдруг захотелось. — Это вредно, — отозвался Рауль. — Но с тобой я бы покурил, — задумчиво произнес он, уютно устроившись в объятиях супруга. — Сигарет нет… — Ради такого случая найдутся, — Гай так и не расстался с этой привычкой, поэтому после его встреч с Рикардо Татсу Катце обнаружил у себя в доме сигареты — дешевые, крепкие, с Амои, и бросил их в прикроватную тумбочку. — Держи, — он дал Раулю вытащить одну из пачки, а вторую взял себе, затягиваясь от вытащенного из стены прикуривателя. — Какая гадость, — Блоди закашлялся, из его глаз потекли слезы, после того, как он втянул в себя ядовитый дым. — Что в этом хорошего находят? — Правда, гадость, — Катце с наслаждением втянул дым в легкие, глядя на тлеющий кончик сигареты, которую Рауль держал в пальцах, изящно так, по-женски. Грустный привет с ненавистной Родины. — Но один раз можно. Мужчина курил, обнимая своего любимого Блонди, и думал, что такой же момент был в жизни Рики и Ясона, краткий миг, но он того стоил. А у них с Раулем впереди целая жизнь и он, Катце, сделает все от себя зависящее для того, чтобы она у них была счастливой. Они сидели и молчали. Было тихо и спокойно. Уютно. Мимея, разбиравшаяся, вероятно, с техникой в своей комнате, включила звук на максимум и до супругов долетели слова Консула Планеты Бизон, Памфуции Сид, которая даже из похорон подруги умудрилась устроить политическое шоу: … — и это доказывает, — вещала она, — что ресурсы Объединенной Федерации Планет, ее человеческие ресурсы и научный потенциал, используются крайне неэффективно, и я сделаю все возможное, все, от себя зависящее, чтобы это изменить! КОНЕЦ

рогоза: Огромное СПАСИБО ... СПАСИБО ... СПАСИБО !!! Автор, Вы СУПЕР!!! Новых творческих успехов! Еще раз СПАСИБО!!! Вы лучший!!!



полная версия страницы